«Очаги смысла». Вышел новый сезон проекта Марии Разумовской об удивительных русских людях

В начале ноября на YouTube-канале Ktomy.Media стартовал новый сезон документального проекта «Очаги». Это пять новелл о людях, которые созидают и возрождают культуру России вопреки кризисам. Первый сезон проекта вышел в 2020 году. Ася Богданова побывала на премьере новых серий альманаха в кинотеатре «Иллюзион» и пообщалась с создателями фильма и его зрителями о героях нашего времени, об исторической памяти и о том, что мешает нам изменить жизнь к лучшему.
Кадр из фильма "Очаги.Новые серии". Отец Олег Червяков, Водлозеро, Карелия

Тёплый октябрьский вечер. Высотка на Котельнической набережной, где расположен легендарный «Иллюзион», манит сотней сияющих окон. В фойе — в интерьере сдержанном и благородном — создатели проекта встречают гостей. Ирина Разумовская — сценарист и режиссер в элегантном пастельно-розовом платье с растительным принтом, с копной пшеничных волос — очень красивый, нежный и русский образ. Рядом — её брат Михаил — художественный руководитель и продюсер проекта — скромен и любезен. «Без этого человека, — говорит Ирина, —  я бы никогда ничего не сделала». Беседуем с авторами о миссии проекта и его смыслах.

Ася Богданова: Ира, расскажи о том, как родилось название проекта — «Очаги»? В моем представлении — это место, где хочется согреться, рядом с которым тепло.

Ирина Разумовская: Проект «Очаги» я задумала много лет назад и сегодня впервые его показывают на большом экране при полном зале. Это большая радость для человека, который что-либо придумал. Я всю сознательную жизнь работаю на телевидении и мне всегда казалось, что звёздами шоу-бизнеса считаются не те, кто этого заслуживает. Проект задумывался про людей, которых важно высветлить, которые являются очагами русской культуры, они и греют и светят. Для меня каждая экспедиция — это настоящее внутреннее открытие.

Михаил и Ирина Разумовские. Фотограф Анна Гончарова

Ася Богданова:
Миша, насколько я понимаю, весь подготовительный этап и сами съемки пришлись на довольно непростое время сразу после начала спецоперации на Украине. Это как-то отразилось на смыслах, которые вы хотели передать?

Михаил Разумовский: Мы выиграли Президентский грант культурных инициатив этой весной и всю работу проводили в режиме турбулентности. Но, честно говоря, если поначалу были сомнения, уместно ли это делать сейчас, — то уже в процессе, общаясь с героями, многие находили ответы на очень важные вопросы. Нам кажется, в последнее десятилетие понятие патриотизма было девальвировано у широкой аудитории. Мы же хотели нашими проектами показать, что патриотизм, отношение к России может быть другим. Наша задача заинтересовать молодую аудиторию, чтобы они хотели жить в этой стране, хотя бы на уровне мечты. Наши герои каждый день смиряются с несовершенством мира и двигаются дальше, продолжают делать своё дело честно и достойно. Если искать ответ на вопрос «кто мы в сегодняшнем времени и пространстве?», то ярче и глубже всего он виден в жизни этих людей.

Ася Богданова: У фильма удивительный видеоряд: много воздуха, много покоя, красоты и какой-то невероятной доверительности в монологах. Добиться этого непросто. В первом сезоне проекта вы пригласили в качестве оператора Степана Воронежского. Он снимал и новые серии. Что Вас привлекает в его киноязыке?

Ирина Разумовская: Снимать человека и держать перед его лицом камеру 24 часа в сутки в течение нескольких дней — это нужно обладать большим даром документалиста. Степан Воронежский больше, чем просто оператор или режиссер этого проекта, он мой соавтор. И без его взгляда, без того, как этот человек умеет снимать кино, как он контактирует с героем — это всегда очень деликатная работа — фильма бы не было. Отдельно нужно сказать про его стиль. Плавная, красивая, ловящая каждый луч и воздух съемка — это очень важно и редко в кино, где сейчас всё динамично, быстро, рекламно, клипово. Мы старались уходить от этого.

Кадр из фильма "Очаги.Новые серии". Ярославская область, Учма.


Карелия, Бурятия, Ярославская и Новгородская области, Санкт-Петербург... Несколько месяцев экспедиций, терабайты видео и многочасовые интервью превратились в поэтичные и философские десятиминутные зарисовки. Казалось бы, что можно успеть рассказать за 10 минут? Парадоксально, но истории получились невероятно объемны. Из цитат этого фильма можно составить настоящий манифест пассионария. Недаром в самом начале героиня первой новеллы цитирует слова своего супруга: «Если мы этим не займемся, Саша, никто этим не займётся, это всё пропадёт и умрёт». Речь о фабрике «Крестецкая строчка», которая на тот момент проходила процедуру банкротства. Уникальный народный промысел мог исчезнуть. Антон и Александра Георгиевы — предприниматель и дизайнер — в этой точке принятия решения выбирают неочевидное: вложить свои средства, силы, время и вдохновение в этот проект. Возродить практически из руин фабрику в Новгородской области, сохранить уникальную технологию, которой больше 150 лет. 

«Нас обоих это настолько увлекло, что остановиться невозможно. А потом мы увидели, что наша увлеченность не только интересна, но ещё кому-то нужна» — говорит Елена Наумова, которая вместе с супругом Василием Смирновым развивает Музей Судьбы русской деревни. В небольшом селе между Угличем и Мышкиным, где зимуют около двадцати человек, они создали настоящий музейный кластер: построили четыре амбара, часовню, баню, житницу — а в них экспозиции, тема которых — люди Учмы, переплетение их судеб. В 2020-м году Учемский музей стал лауреатом премии «Европейский музей года». Жюри ометило, что экспозиция «вызывает эмпатию, рефлексию и чувство причастности к большому миру». Елене удалось вырваться ненадолго в Москву, на премьеру. «Нас снимают довольно часто, — говорит она — но журналистам редко удаётся передать смысл и значение нашей работы. У авторов проекта «Очаги» это получилось».

Кадр из фильма "Очаги.Новые серии". Новгородская область, фабрика "Крестецкая строчка"

Ася Богданова: Елена, как Вы думаете, почему именно вас с супругом выбрали в качестве героев киноальманаха?

Елена Наумова: Для нас очень важно, что нас заметили как хранителей памяти. Заметили даже не нас самих, я это так расцениваю, возрос интерес к судьбам простых людей, не обязательно с большими именами. Очень многие судьбы, которые формируют историю страны, забыты. У нас такой комбинированный музей: мы говорим и о византийском князе императорского рода, и о безымянном крестьянине. Говорим о том, что большая часть страны — крестьянская — не имела права голоса, и когда нас привлекают в такие большие проекты, мы как бы возвращаем им это право. У нас есть своя аудитория — люди думающие и сопоставляющие себя с другими поколениями. Они считывают эмоции и переживания тех, кто был тогда в сложной ситуации. И, возможно, эти тяжелые впечатления позволяют дышать глубже или выровнять дыхание: не мы одни оказались в такой ситуации и, ничего, пережили.

Почти в каждой истории так или иначе проявляет себя Бог, Божий промысел. Будь то желание сохранить память о святом преподобном Кассиане Греке у Василия Смирнова из Учмы или создание любимого многими образа блаженной Ксении Петербургской — рукой художника и иконописца Александра Простева. Его живопись называют «ангельским реализмом». Причём высшая реальность, в понимании художника, — это мир горний — Царствие Божие. Первое живописное житие Александр Простев посвятил преподобному Сергию Радонежскому, второе — святым Петру и Февронии Муромским, третье — Ксении Петербургской. Художник работал над циклом шесть лет и всё это время, по его признанию, чувствовал присутствие святой рядом, постигал и проникался силой её духа: «Мы читаем Евангелие, Господь говорит: раздай своё имение, своё имущество и иди за Мной — цитирует художник. — Мы как читаем? Это же не нам сказали, это когда-то кому-то. Закрываем обложку и слово остается там, по ту сторону. А Ксения от нас чем отличается? Она читает: «раздай имущество и иди за Мной», и она выполняет слова Христа: раздает и идёт за Христом».

Кадр из фильма "Очаги.Новые серии". Антон и Александра Георгиевы, фабрика "Крестецкая строчка", Новгородская область

Такая, казалось бы, простая мотивация «иди и делай», но в большинстве случаев это сопряжено с самоотречением, с большой жертвой. Безденежьем и нищетой, холодом и отсутствием еды. А у нас, бывает, воду горячую на полдня отключат и хочется уже жаловаться: тяжела жизнь, некомфортная какая-то. Булочки привычной в магазине не оказалось — сразу в осуждение: кризис, коррупция! Истончились мы, изнежились, отяжелели.

И как спасательный круг — рассказ Арсения Симатова. Он историк искусства, в прошлом реставратор Третьяковской галереи, большой поклонник русской архитектуры XVII-XVIII веков, придумал проект «Экстремальное искусствознание». Почему экстремальное? Всё просто. Он путешествует по России автостопом, ночует в палатке и в мороз, и в зной. Находит самые красивые места, снимает старинную храмовую архитектуру и выкладывает видео в соцсети, а ещё — читает лекции по истории искусства в самых непредсказуемых местах. Арсений буквально — амбассадор красоты. Человек невероятно жизнерадостный и влюбленный в жизнь. Стоит ему увидеть что-то удивительное, он потеряет покой до тех пор, пока хоть кто-то ещё не разделит с ним это чувство восхищения.

Ася Богданова: Арсений, ваша история получилась, пожалуй, самой юморной и непосредственной. Расскажите об атмосфере, которая царила во время съемок?

Арсений Симатов: Мы снимали летом в Бурятии. Я очень люблю этот регион. В своих путешествиях часто туда заезжаю. Там сохранилось множество интересных мест, много храмовой архитектуры, буддийских дацанов, живого русского фольклора и потрясающая природа. Мы поехали большой компанией, с друзьями, залезали в горы, ездили автостопом, бабушек в деревнях записывали. Было очень здорово. Я думаю надо всегда говорить о том, что у нас есть хорошего. У героев проекта самое главное в жизни — что-то создавать и доносить до людей: у нас много в стране красивых явлений, богатых традиций. За это надо бороться, это надо сохранять и нести окружающим. Так меняется наша жизнь, постепенно, по чуть-чуть.

Кадр из фильма "Очаги.Новые серии". Василий Смирнов, Учма, Ярославская область.

Одной из самых сложных, по признанию авторов проекта, оказалась поездка в Водлозёрский заповедник к ещё одному герою киноальманаха — священнику Олегу Червякову. В начале 90-х он основал первый в Карелии национальный парк, возродил на необитаемых островах несколько храмов и поддерживает там духовную и культурную жизнь. О съемках приходилось договариваться в течение нескольких месяцев, связи почти никакой. Кроме того, в заповеднике нет электричества, которое так необходимо для съёмочного процесса.

Ася Богданова: Ира, с какими сложностями столкнулась съемочная группа в этом путешествии, как преодолевали их?

Ирина Разумовская: Самая главная обитель, с которой начиналась история возрождения духовной жизни этих мест, находится на Юрьевой горе, туда нельзя добраться на обычной лодке — сильные пороги. Пришлось заказывать специальный аэроход. Я даже не знала о существовании такого вида транспорта: это полувертолет-полукатер на воздушной подушке. А чтобы заряжать каждый день аккумуляторы для съёмочной техники, нам включали специальную станцию. Чтобы она бесперебойно работала мы везли с собой несколько канистр бензина. Целая техническая операция. Эта серия заслуживает отдельного разговора. Нас поразила культурная жизнь на островах. Мы ехали снимать отшельника, а у нас даже не было времени записать с ним интервью, он всё время был занят. К нему приезжают гости, художники, там работает организация «Общее дело», она возрождает храмы деревянного зодчества.

Ася Богданова: Меня впечатлило, что зрители могут увидеть на экране фрагменты Таинства венчания. Вы как-то подгадали этот момент?

Ирина Разумовская: Это, конечно, киноудача. Трогательность ситуации связана с тем, что мы отправились в экспедицию через четыре дня после моего собственного венчания. Мы поехали туда не только со съемочной группой, но и с мужем. И увидели самое аутентичное венчание на необитаемом острове. По всем канонам оно начинается с вечера. Так, как это бы происходило при монастыре в XIX веке.

Кадр из фильма "Очаги.Новые серии". Мастерская художника

Стоит отдельно сказать и о музыкальном оформлении картины. Композитор Андрей Адамович и оператор Степан Воронежский (у него есть свой музыкальный проект «Заочье») для каждой новеллы придумывали свою звуковую атмосферу. Где-то она почти незрима, где-то вступает в яркий диалог с героем, возникает особый драматический эффект. По признанию авторов, времени на создание звуковой среды, в которую хотелось погрузить зрителя, было катастрофически мало. Андрей и Степан закрылись на три дня в загородном доме, вооружились инструментами, компьютерами и семплерами. Степану было чуть проще, он снимал видео, как говорят журналисты, «был в материале». Андрей ставил эпизоды картины на репит и ловил необходимое настроение. В итоге, одни фрагменты были сыграны вживую — чистая импровизация, для других — музыкальные дорожки накладывали слоями, где-то аккордеон, где-то гитару с электронными эффектами. Получился интересный микс, с одной стороны передающий атмосферу глубинки, с другой стороны звучащий по-московски модно.

И вот в «Иллюзионе» — московская публика, которая выходит после показа и, к моему удивлению, не расходится, как обычно после премьеры. Ведь так много дел, столько нужно успеть: бежать, бежать. Молодёжь разбивается по группам и начинает обсуждать увиденное, будто хочет продлить это ощущение соприкосновения с чем-то глубоким, вечным и незыблемым. Я прошу зрителей поделиться первым впечатлением.

Зрители премьеры "Очаги.Новые серии". Фотограф Анна Гончарова

Екатерина Кузнецова: Очень сильный фильм. Если описывать героев, то это мечтатели в таком деятельном смысле этого слова. Мечта для них — не аморфная недосягаемая сущность, а, наоборот, — активное, деятельное воплощение. Они немножко инопланетяне, за гранью нормы. Мне самой хотелось бы быть таким человеком — не скучным «нормальным», а ненормальным, когда потолок твоих возможностей выше, чем ты думаешь. Мне близка идея, что не нужно ждать изменений от властей, президента или патриарха, нужно действовать самому. Это фильм, побуждающий к действию. Примеры других людей заряжают. Если они смогли, то и ты сможешь найти свою нишу, не нужно слепо повторять, нужно искать свой путь и не бояться.

Елена и Мария: Потрясающе. Нам очень понравилось. В конце еле сдерживали слёзы. Есть мысли уезжать из столицы в глубинку, создавать свои «очаги». Очень хочется на Водлозерских островах побывать.

Соня: Мне нравится, когда человек на своём месте что-то делает. Долго, медленно, но делает. «Крестецкая строчка» меня потрясла до глубины души. Я тоже дизайнер одежды, мне нравятся русские промыслы. Я с таким восторгом это всё посмотрела. Хочется с ними работать. Мне нравится, что несмотря на капитализм и всё такое, это бизнес со смыслом.

Елена Кешишян, врач, профессор: У меня ощущение тихого покоя, ностальгии, ощущение прикосновения к чему-то очень светлому и мягкому. Поскольку мы говорим об этом сегодня, когда жизнь наша очень тревожная, агрессивная, нервная, то такой часовой просмотр отрезвляет. Я очень благодарна Ире, Мише и команде, что на острие тяжелого момента можно отдыхать душой и что рядом есть люди, с которыми можно отдыхать душой.

Филипп Маяков, художник: Оператор фильма Степан — мой родственник. Его работами я всегда восхищался. Мне нравятся проекты Ktomy.media, давно за ними слежу. То, что они делают для сохранения нашей культуры, важно для будущего. Сам я занимаюсь коллекционированием предметов русского быта. Если люди сомневающиеся — уехать или остаться — посмотрят это кино, они смогут увидеть ту красоту, которую не замечали. Увидеть тех людей, на которых они не обращали внимания, задуматься: почему если они сделали, то я не могу? Как один из героев, Арсений, сказал: «Почему, если Колумбу можно, то мне нельзя? Чем я хуже Колумба?»

Игнатий, Вероника, Настя: Решимость этих героев вызывает даже зависть. Иногда хочется на чём-то остановиться, но не знаешь на чём, а они, засучив рукава, делают. Ни один из героев не начинал рассказ: я думал, с чего бы начать? Это действительно промысел Божий. Они органично и естественно влились в те места, где оказались, и стали частью этой территории. Есть множество людей, которые неизвестны, которые строят и созидают на местах. Мне кажется, посыл в том, чтобы настроить фокус на этих людей. Не то что надо бежать ИП организовывать, а смотреть вокруг себя внимательнее, ценить крупицы.

Ирина и Михаил Разумовские на премьере проекта "Очаги.Новые серии". Фотограф Анна Гончарова

Судя по отзывам, фильм рождает сильную волну сопричастности, формирует мотивационный импульс к созданию собственных проектов, к поиску точки приложения усилий. Однако перед зрителем тут же встаёт новый вопрос: куда направить эти усилия, где найти то самое место, которое нуждается в том, чтобы его возделывали? Одним из зрителей премьеры стал историк, писатель и телеведущий, отец авторов проекта Ирины и Михаила — Феликс Разумовский. Ему я и адресовала этот возникший после просмотра кино вопрос.

Ася Богданова: Феликс Вельевич, зритель чувствует созвучие с мировоззрением героев и в эмоциональном порыве готов к свершениям, но куда идти не знает. Есть ли решение?

Феликс Разумовский: Жизнь так устроена, что если человек что-то ищет, ему обязательно Господь пошлёт нужных людей, нужные ситуации, он обязательно получит ответы. Ведь всем героям, которых мы сегодня видели, никто не говорил: «Вот ты, мил-человек, отправляйся на Водлозеро, там никого нет, там будешь жить». Или Александру Простеву: «Давай, будешь ангелов рисовать!» Человек сам строит свою жизнь и каждый день делает свой выбор, каждый час. Ваш вопрос имеет подкладку, название которой «инфантильность». Обязательно надо кого-то куда-то тащить... Это неправильный подход. Но этот вопрос возникает не на пустом месте. На него отвечает обиходная культура, когда человек знает, как жить, как поступать в самых разных ситуациях: свадьба, похороны, рождение. Потому что традиция работает. У нас эта культура утрачена. Мы смотрим на этих людей, которые сделали невозможное, потому что они сделали это в ситуации загубленной, разрушенной обиходной культуры. И эти люди, помимо всего, что они делают, ещё и восполняют эту страшную потерю. Это трудно сделать.

Вывод вырисовывается оптимистичный: не спешить писать эпитафию своему предназначению, а наблюдать. За тем, как происходит становление человека, как он не бежит от ответственности, как принимает Божью волю. Наблюдать и, по глубокому замечанию одной из зрительниц, сохранять свою внутреннюю ценность. Герои рассуждают об ускользающей красоте мира и необходимости сражаться за эту красоту, о ценности исторической памяти как ресурса, для того чтобы жить здесь и сейчас, об ответственности человека за преображение пространства вокруг — и это, несомненно, тот круг вопросов, который ложится в основу Манифеста пассионария. В смутное время, когда новостные ленты захлебываются, состязаясь в остроумности фейков. Когда русофобия становится трендом и количество негатива в адрес отечества достигает критической массы, начиная вытеснять даже незыблемое, крайне важно знать, что есть такие "очаги" смысла, у которых можно иногда греться.

"Очаги. Новые серии" на youtube-канале ktomy.media и на портале Культура.РФ выходят каждый вторник, начиная с 1 ноября.

Следите за обновлениями сайта в нашем Telegram-канале