…Предстоит учиться мне в университете, или Игра в классики

Интервью с филологом-классиком Ольгой Михайловной Савельевой, доцентом кафедры классической филологии филологического факультета МГУВезде повторяющиеся слова «люкс», «супер», «класс», они – из латыни… Известное название духов «Диориссимо» с суффиксом высокой степени качества, который остался в романских языках, сразу передает главное: это самая характерная и поэтому самая лучшая продукция для фирмы «Диор». Недаром же сотрудник знаменитой фирмы получил за это наименование особое поощрение.

Классическая литература, классическая музыка, классическая филология – классика жанра? О том, что включает в себя понятие «классический» по отношению к филологическим наукам, мы решили поговорить с филологом-классиком Ольгой Михайловной Савельевой, доцентом кафедры классической филологии филологического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.

– Ольга Михайловна, поясните, пожалуйста, кто такой «классический филолог»?

– Мы знаем, что слово «классический» вообще употребляется в значении высокой оценки, и можно напомнить, что этот смысл восходит к латинскому «первоклассный, образцовый» (изначально это связано с названием 1 разряда римских граждан). Классическая же филология – это специальность, которая изучает античность, классику как греко-римский мир: культуру, словесность, древние языки – греческий и латинский. Филолог-классик, антиковед должен быть компетентен во всем этом, он должен хорошо, ответственно читать текст и доказательно его интерпретировать, а если нужно, то реконструировать, а также издавать.

– Здесь можно задать вопрос о целях изучения древних эпох, в частности, практично ли занятие древними языками и зачем нам их учить, если можно прочитать в переводе.

– Классические языки могут стать фундаментом умственного развития человека, они очень хорошо вырабатывают логический подход. Когда вы разбираете текст на латинском или греческом языке, то происходит «распутывание кружева» на логической основе. Таким образом, благодаря знаниям этих языков, мы можем читать тексты в оригинале. А не только филологу, но и специалисту в любой гуманитарной сфере не нужно много доказывать, что между оригиналом и переводом есть большая разница. Даже если мы возьмем простой греческий стишок Анакреонта и посмотрим перевод, сделанный Ломоносовым, мы увидим всю разницу, говорящую не в пользу переводчика. Безусловно, у нас сложная дисциплина: необходимо дать и грамматический, и реальный, и исторический, и философский комментарий к тексту.
Однако изучение классического наследия (не только филологией, ведь есть целый комплекс наук об античности) имеет более глубокие задачи. Читая Гомера, Платона, Лукреция, мы можем приобщиться, пусть даже это прозвучит высокопарно, к высоким образцам духа и героики, философии, словесного искусства. Вспомним, что неслучайно европейское воспитание основывалось на античности.

Так В. А. Жуковский, став воспитателем наследника престола, составил для мальчика поэму «Ахиллеида» из отрывков «Илиады» и познакомил будущего императора Александра II с героическим миром древних. Вот маленький пример концепции воспитания.

В итоге я отвечу вопросом на вопрос: насколько расчетливо или не расчетливо, практично или не практично строить дом на плохом фундаменте или без фундамента вовсе, строить дом на песке?

– Как Вы думаете, на каком фундаменте строит свой профессиональный дом современный студент-филолог?

– Наш университет сформировался как классический европейский. При подготовке не только филологов-классиков, но и русистов, романистов, славистов классический компонент чрезвычайно важен. Если раньше в любой гимназии, а особенно в классической, ребенок мог объяснить свое имя, то сейчас такие моменты часто воспринимаются как интеллектуальное достижение, а этого не должно быть. Сейчас, как мне кажется, обозначилась тенденция к облегчению. Я имею в виду, что в последние годы у студентов нет готовности преодолеть те необходимые трудности, которые предполагает университетское образование. Ведь все-таки учеба это не театр, и нельзя стать специалистом без усилий.

При изучении латинского и греческого в университете, например на русском отделении, трудностей быть не может. В течение года преподается по сути гимназический курс, и при условии небольшой, но постоянной работы результат не замедлит сказаться: у человека будто падают с глаз «занавесочки», и свой родной язык – русский – он понимает точнее, и это – самый главный результат.

– Хорошо, пусть «занавесочки» падают у филолога, но зачем остальным этот классический компонент?

– Позволю себе вспомнить, как в Московском историко-архивном институте профессор Петербургского университета Александр Иосифович Зайцев очень пылко и доказательно читал лекцию о пользе классического образования. По его мнению, человек, получивший это образование, в любой сфере будет более успешным, чем человек без него. Можно, конечно, рассуждать, что классика свое отжила, но если это станет общественной тенденцией, то, несомненно, приведет к деградации образования.

Давайте возьмем простой, даже примитивный пример. Все-таки лучше, если человек, который работает, например, в рекламе, понимает, что везде повторяющиеся слова «люкс», «супер», «класс», они – из латыни. Этот «мертвый» пласт оказывается живуч и экспрессивен. Согласитесь, что известное название духов «Диориссимо» с суффиксом высокой степени качества, который остался в романских языках, сразу передает главное: это самая характерная и поэтому самая лучшая продукция для фирмы «Диор». Недаром же сотрудник знаменитой фирмы получил за это наименование особое поощрение. Да и сам суффикс как таковой употребляется как название. Так что даже в такой назойливой области могут быть и должны быть грамотно использованные вещи.

Забавно, если не прискорбно слышать, как на TV и на многих, даже хороших, радиостанциях журналисты пытаются избежать более менее отчетливого произношения слов «прецедент» и «инцидент», чтобы непонятное н не появилось там, где его не должно быть, а ведь все очень просто. Если человек хоть как-то учил латынь, то он знает, что incido – это «случаться» и инцидент вырос из этого глагола, а prаecedo – это «предшествовать». И человек уже никогда не вставит ненужного согласного в эти слова, он просто будет их понимать. И таких слов в русском языке много.

– Сейчас обсуждаются проблемы образования и пути их решения. Что Вы можете сказать по этому поводу?

– Мне представляются верными старые идеи изучать классику с детства и учреждать гимназии различного направления при крупных университетах. Не надо бояться того, чтобы дети изучали греческий или латынь, что это будет сложно для них. Сейчас уже есть школы, в которых дети их изучают, и материал хорошо усваивается. Тогда это органично входит и в образование, и в воспитание.

– А если говорить об образовании вообще, имея в виду суждение, что «Свет Христов просвещает всех»?

– Прежде всего, университет должен выпускать пристойных людей, пристойных граждан своего Отечества, не побоимся этих слов. Эта пристойность, по-моему, включает в себя и профессиональную компетенцию, и понимание людей и проблем, существующих в обществе. Однако образование не может и не должно быть только суммой знаний – вера, духовная работа делает образование просвещением.

Следите за обновлениями сайта в нашем Telegram-канале