В поисках вечных истин

Выступление священника Владимира Вигилянского, на первой межрегиональной научно-практической конференции «Православие и духовное здоровье нации» в Саратове, посвященное ведению информационных войн против Православной Церкви и обретению цели жизни в современном обществе.

Недавно в Саратове состоялась Первая межрегиональная научно-практическая конференция «Православие и духовное здоровье нации». Ее целью явилась встреча представителей Церкви, государства, науки и общества для осмысления исторического опыта Русской Православной Церкви в области государственного строительства, воспитания молодежи в духе патриотизма, любви к своему Отечеству, его традиционным ценностям. С приветственным словом к участникам конференции обратились губернатор Саратовской области Д. Ф. Аяцков, Преосвященный епископ Саратовский и Вольский Лонгин, глава города Саратова Ю. Н. Аксененко. С содержательными докладами выступали: профессор Московской духовной академии А. И. Осипов, депутат Госдумы РФ А. В. Чуев (Москва), доцент Российского православного университета им. святого апостола Иоанна Богослова, член Союза российских писателей, клирик храма св. муч. Татианы при МГУ священник Владимир Вигилянский (Москва), доктор философских наук И. В. Силуянова (Москва), член Союза российских писателей, доцент Литературного института им. М. Горького О. А. Николаева, первый проректор Российского православного университета им. апостола Иоанна Богослова архимандрит Петр (Пиголь) (Москва), кандидат пед. наук, зав. кафедрой педагогики Самарской православной духовной семинарии, председатель редакционного совета «Православной народной газеты» протоиерей Евгений Шестун и другие деятели культуры и образования России. Работа велась по следующим направлениям: взаимодействие светской и духовной власти, православная педагогика и культура в системе государственного образования, православные ценности и здоровье нации, СМИ и православная культура, патриотизм и силовые структуры Российской Федерации. В рамках конференции клирик нашего храма священник Владимир Вигилянский прочитал доклады, посвященные ведению информационных войн против Православной Церкви и обретению цели жизни в современном обществе.

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию выступление священника Владимира Вигилянского, доцента православного Российского университета им. святого апостола Иоанна Богослова.

Кто и почему против Православия

Сейчас я пишу книгу, которая называется «Информационные войны против Русской Православной Церкви в последнее десятилетие». Материалов так много, что можно писать огромное исследование. Само понятие «информационная война» возникло совсем недавно. В Пентагоне есть солидный отдел, насчитывающий несколько сотен психологов и специалистов по средствам массовой информации. Он занимается разработкой методов информационных войн. Работы в этой области ведутся последние сто лет. Оказалось, что не нужно иметь разрушительных орудий, атомных бомб, достаточно применять способы манипулирования общественным сознанием, чтобы руководить действиями людей. В последнее десятилетие, особенно в период предвыборной кампании, мы ясно видим: у кого в руках СМИ, тот и побеждает. Не обязательно твердить, что ты хороший, нужно просто сказать уставшему и измученному народу о том, кто виноват, указав при этом совершенно не тех, кто ответственен за решение проблемы на самом деле. И постепенно человек начинает действовать так, как нужно политологам. Поэтому «информационные войны» — это очень важное ключевое понятие и для силовых министерств, и для многих других властных структур. Они в последнее время стали изучать эти проблемы. Что же касается Православной Церкви, действий, направленных против нее, расскажу несколько историй.

Лет восемь тому назад я был дьяконом и сотрудничал с газетой «Неделя», где как профессиональный журналист готовил Православный календарь. Почти год я выпускал этот календарь, потом как-то прихожу к своему редактору, а он мне заявляет: «Вас главный редактор вызывает». Я с ним даже не был знаком. Захожу в кабинет, он мне говорит:

Огромное спасибо, это нужное дело, газета — это справочное издание, человек покупает его или выписывает, и там все должно быть, в том числе и православный календарь. Нам это нравится, все очень хорошо. Но не могли бы вы на следующий год сделать календарь и для мусульман, для евреев, католиков, и для глухих?

Я возразил:

— Вы, наверное, забыли, что я дьякон Православной Церкви, и мне как-то странно это делать.

— А почему Вы не хотите? Мы, — говорит, — живем в демократической стране, и у нас есть равноправие религий.

— Совершенно с вами согласен. Равноправие должно быть у каждой конфессии, у каждой общины, особенно у тех, кто исторически здесь всегда жил, существовал бок о бок. Но демократия — это, скорее, есть власть народа, власть большинства. И давайте посмотрим, сколько по последним подсчетам живет в Москве православных.

Тогда шел 1994 год, и 86 % москвичей идентифицировали себя с православной верой. Люди были верующие или неверующие, крещеные или некрещеные, тем не менее происходила национальная самоидентификация. И я говорю:

— Вы знаете, было бы довольно странно в Тель-Авиве публиковать в газете православный календарь, если там живет маленькая горстка наших единоверцев, или, скажем, в Казани издавать католический календарь, если там живет несколько десятков католиков. Это насилие над большинством. Это не демократия. Если какая-то община, еврейская или мусульманская, скажет: «Мы хотим, чтобы в вашей газете был наш календарь, где говорится о наших праздниках», — вот тогда вы, конечно, как демократическое издание должны подумать об этом и действительно пригласить знающего человека, который подготовил бы такой календарь. Но пока вас никто об этом не просит, зачем вам навязывать большинству то, что принадлежит меньшинству?»

Он со мной не согласился:

Вы меня не переубедите.

Но на будущий год не вышло никакого календаря.

Еще один случай. Эту историю рассказывал Святейший Патриарх Алексий II. Один раз ему звонят из Кремля и говорят: «Ваше Святейшество, к нам с визитом направляется Мадлен Олбрайт, она позвонила из Внуковского аэропорта и сказала, что хочет заехать к Вам, поговорить. У нас к Вам большая просьба. Отложите свои дела и примите ее, потому что для нас этот визит очень важен». Патриарх рассказывает: «Я отложил все свои дела, сижу, жду. Входит Олбрайт и, даже не садясь, поздоровавшись за руку, говорит: «Я к Вам приехала по делу. Группа мормонов, которая разъезжает по России, не может попасть в закрытый город, где находится военная часть. Я прошу походатайствовать перед правительством, чтобы миссионеров пропустили туда, где находятся секретные объекты.» Патриарх говорит: «Я был потрясен этим визитом. Крупнейший государственный чиновник продемонстрировала полное отсутствие каких-либо понятий о рамках приличия». И сказал ей: «Я не член правительства. У нас Церковь отделена от государства, и было бы очень странным, если бы я вообще что-то диктовал правительству, да еще к тому же по поводу мормонов, которых мы считаем сектой». В общем, вежливо ей отказал.

Третья история. Когда Джордж Буш стал нынешним президентом, он сразу направился в Китай. И первым пунктом переговоров с правительством этой страны был вопрос о том, чтобы китайское правительство разрешило въезд в эту страну Папе Римскому. Где Буш? Где Китай? Где Папа Римский? Ведь у американцев есть проблемы использования воздушного пространства, сокращения ядерного, химического оружия и т. д. Почему Буш в начале переговоров просит китайское руководство о том, чтобы пустили Папу Римского?

Вот и получается, что три очень разные истории, совершенно не имеющие ничего общего между собой, говорят о том, что времена господства идеологии еще не отступили назад. Считалось, что раньше было время тоталитарной идеологии, затем выпускались газеты какие угодно, на любом языке. Сейчас средства массовой информации объявили себя гуманными, в электронных допускается абсолютно все. Оказывается, идеология до сих пор на первом месте в головах очень важных руководителей. Это оттого, что и идеология — это внедрение той или иной информации для манипулирования сознанием. И я хочу вам сегодня сказать о том, что все нападки на Церковь, когда принижается ее значение, говорится об 1—5 процентах воцерковленных людей, о том, что это отмирающий институт, имеют идеологическую подоплеку.

Если бы это было не так — не разворачивалось бы никаких информационных баталий, связанных с необходимостью захоронения останков последнего русского царя и царственных мучеников, строительством храма Христа Спасителя, несостоявшейся встречей Патриарха с Папой Римским, по поводу экономической деятельности Русской Православной Церкви, болезни Патриарха или введения «Основ православной культуры». Я перечислил далеко не все темы информационных войн. Мало того, я могу сказать, что эти информационные войны не выиграны Церковью. У нее нет возможности присутствовать в качестве оппонента в том информационном поле, где находятся наши идеологические недруги. И это понятно. Средства массовой информации — это деньги. У Церкви все деньги идут на восстановление храмов, налаживание евхаристической жизни русского православного народа. Нам очень сложно отразить оголтелые атаки противников.

Я никогда не отказываюсь выступить в светской прессе. Недавно в журнале «Новый мир» была опубликована моя статья «Информационные войны вокруг «Основ православной культуры», где говорится о том, что церковные недруги победили. Потому что Министерство образования отступило назад на позиции 10-летней давности. И некоторые представители партии «Яблоко» в нашей Думе, а также Геннадий Селезнев выступили против введения этого предмета. А депутат Хакамада говорила о том, что он будет зомбировать наших детей. Но я хотел бы спросить их (потому что от этого очень многое зависит), с кем вы, господа-товарищи? Вы оказываетесь вместе с Мадлен Олбрайт, с теми, кто хочет действительно превратить нашу страну в сырьевой придаток, где жили бы безумно бездуховные люди. Какими бы словами вы ни прикрывались в своем оппонировании введению «Основ православной культуры», это не может утаить антирусских стараний противников.

Истина — в нашей вере

Недавно ко мне обратились с очень странной просьбой. Чтобы я как священник написал обращение к учащейся молодежи. Совершенно неожиданное предложение, потому что предстояло обратиться в никуда. И что, собственно, священник может им сказать? Но мне это запало в сердце. Вы знаете, что профессионализм это любовь и послушание — воли Божией и своему духовному руководителю. Я понял, что отказать в этой просьбе — не по-христиански. Я думал об этой статье, и, наконец, пришло название «Пора выходить нам в поле». Вот отрывок из этого послания:

«Один очень умный и проницательный человек святой монах IV века Антоний Великий предрек, что наступят времена, когда люди будут безумствовать, и если увидят кого, не похожего на себя, восстанут на него и будут говорить: «Ты безумствуешь». Это сказано о нашем зазеркальном мире, в котором все перевернуто и поставлено с ног на голову. Элементарное чувство самосохранения всегда позволяло обществу выбирать для себя такую систему взаимоотношений, которая могла бы стать самоорганизующейся, систему, в которой есть четкая иерархия ценностей. Тогда то, что должно быть в начале, не будет отодвинуто на 20-е место. А то, что находится на 21-м, не будет поставлено впереди других. Наличие такой системы по-другому еще называется порядок, норма, закон. Нас часто спрашивают: «Как вы живете?» А мы отвечаем: «Нормально». Или: «Как жизнь?» А мы: «Все в порядке».

Эта тяга к закону, норме, порядку заложена в наше подсознание изначально, генетически. Душа требует, чтобы все в жизни было по совести, по-Божьи. Однако в каждой системе есть ключевое понятие, без которого система не работает. В бизнесе это, например, доход, прибыль, деньги. А в жизни, которую мы хотим сделать нормальной, правильная, истинная система ценностей. Если что-то в ней не так, значит, есть какие-то неполадки в нашей шкале приоритетов. Что же делать, когда все разваливается, когда близкие люди тебя не понимают? Когда профессия, которую ты выбрал, тебе не по душе? Когда человек, который нравится, остается равнодушным? Когда окружают люди более способные и талантливые, чем ты? Когда душе хочется прикоснуться к чему-то возвышенному, а вокруг сложности? Когда человека переполняет внутренняя радость, а поделиться ею не с кем? Когда спрашивают, в чем смысл жизни, а ответить нечего? Когда жизнь предлагает разные вопросы и не дает ни одного ответа? Если мучают такие вопросы, значит, не хватает любви, потому что мы уклонились от истины. Это говорит о нашей несвободе. Вот они, эти ключевые понятия, без выполнения которых моя жизнь становится ненормальной, безпорядочной, беззаконной. Нельзя сказать, что наше общество не предлагает нам выхода из этих тупиков. Реклама, телевидение, пресса, все вокруг говорят: «Откажитесь от всех этих комплексов, истина относительна, необязательна. Сколько людей, столько истин. Бери от жизни все, один раз живем. Бессмертия нет. Наслаждайся всем, что тебе нравится. Главное — драйв, крутизна, кайф. Самое важное — деньги, на которые можно купить все: любовь, власть, образование, славу, людей, семейное благополучие, свободу, внешнюю привлекательность. Никому не показывай, что ты слаб, будь самодостаточным. Стань циником, честолюбцем, самоуверенным в достижении своих целей. Верь в себя самого, живи красивой мечтой. Всегда прощай собственные слабости, уважай свои прихоти. Будь требовательным к другим, а к себе снисходительным. Не стоит любить ближних, иначе они сядут на шею, нельзя быть кому-то обязанным, отвечать за других». Людей, живущих по таким принципам, много. Но на их лицах стоит неизгладимая печать неудовлетворения, тревоги, страха. По сути, такая жизнь — пленение страстями и несвобода, рабство, каторга. Людям, живущим в мире вещей и наслаждений, всегда чего-то не хватает. Они ненасытны, зависимы, несчастливы, поскольку счастье они понимают как достижение своих желаний, которые неутолимы. Я не хочу так жить. Мне неприятно быть похожим на таких людей. У меня есть много возражений против подобных принципов. Я смутно чувствую, что быть таким непорядочно, потому что здесь нет места святости, милосердию, справедливости, жертве, любви, самоотдаче. И люди, которых мы называем хорошими, живут по-другому. Но что я могу предложить взамен? Моя порядочность слишком слаба против натиска хищного сильного мира. Что мне делать, если я себя считаю лишним человеком, и даже другие это видят. Самый легкий способ — замкнуться, поставить себя мерилом всего, демонстративно противопоставить свое «я» всему свету. Я даже готов уйти в нравственное подполье. У Достоевского в «Записках из подполья» есть антигерой, который не хочет жить по законам этой жизни. Он бунтарь, как все молодые люди. Он так же, как и я, тщетно ставит все эти вопросы и даже находит, как ему кажется, ответы. Но они ложные. Предельный эгоцентризм разъедает человека изнутри, не дает ему дышать. Стена, которая возникла между героем и всем светом, только на первый взгляд кажется неприступной. Фразу, которую говорит человек из подполья, могли бы произнести многие из нас: «Да, я за то, чтобы меня не беспокоили, весь свет сейчас же за копейку продам. Свету ли провалиться или мне чаю не пить? Я скажу, что свету провалиться, а чтоб мне чай всегда пить». Так рассуждает герой Достоевского. Беда человека из подполья в том, что он не нашел для себя Бога. Без любви, истины, Христа, оказывается, все рушится, ничего нельзя слепить цельного, даже если ты порядочный, правдивый человек. Сам Достоевский определил цель своей повести как потребность веры и Христа. Трагедия этого героя в том, что он не слышит Бога. Отсюда бессмысленность, беспочвенность и безыдейность его существования. Единственный вывод, который можно из этого сделать, приводит к необходимости поисков такой истины, которая была бы абсолютна, незыблема, непререкаема и служение которой помогло бы осмыслить всю жизнь человека, все стороны его деятельности. Такой высшей ценностью может быть только истина, насыщающая своих последователей. Истина живая, творящая, вечно пребывающая и в то же время личная. Эта истина — живой вечный Бог, Иисус Христос, который есть сама любовь. А значит — живая православная вера».

По материалам сайта Самарской епархии www.samara-orthodoxy.ru

Следите за обновлениями сайта в нашем Telegram-канале