«Несвоевременные размышления о православном интернете»

Беседа протоиерея Максима Козлова с редактором газеты «Церковный Вестник» Ксенией Лученко о сайте храма мученицы Татианы и о православном интернете.

Беседа протоиерея Максима Козлова с редактором газеты «Церковный Вестник» Ксенией Лученко о сайте храма мученицы Татианы и о православном интернете.

— Зачем приходу нужен сайт? Какие задачи ставились, когда создавали сайт Татьянинского храма?

— Если сказать честно, мы решили быть не хуже других, у многих приходов к тому времени уже были сайты. Идей было несколько. Во-первых, сайт – эффективный способ донести информацию до тех из прихожан, кому это удобно. Речь идет о расписании богослужений, сведениях о клириках, анонсах приходских мероприятий. Вторая часть сайта ориентирована на более широкую аудиторию. Сюда входят материалы газеты «Татьянин день», публикации нашего духовенства и рубрика «Вопросы и ответы». На сегодня это весьма востребованная форма: самый посещаемый раздел сайта – именно «Вопросы и ответы». В неделю приходит в среднем 40—50 вопросов, некоторые из них повторяются, тогда мы просто даем ссылки на предыдущие ответы, но есть и достаточно много новых.

— Вы сами отвечаете?

Да, я отвечаю на диктофон, а мои помощники расшифровывают.

— Какие темы чаще всего затрагиваются в вопросах, приходящих на сайт? Насколько они отличаются от тех вопросов, на которые Вам приходится отвечать «в живую», чувствуется ли, что интернет – это молодежная аудитория?

— Чаще всего задают вопросы из области семейной этики или церковного права в области семейных отношений или по темам новейшей церковной истории и острых сторон сегодняшней церковной жизни. Когда вопросы становятся слишком личными я москвичам предлагаю прийти для беседы к нам в храм, а остальным авторам писем найти священника, с которым они бы лично могли побеседовать там, где они живут. Интернет-вопросы в области болезненных проблем смелее, чем при личном общении, но и абстрактнее часто.

— Есть ли на сайте Татьянинского храма рубрики, которые можно было бы назвать вашими «ноу-хау»?

— Недавно у нас появился небольшой детский раздел. Там опубликована моя детская книжка и интерактивная игра «Дорога к храму». Ее суть в том, что дети ходят по виртуальной модели храма, и узнают названия богослужебных предметов, другие полезные вещи. Игра пока не доделана до конца, но я думаю, что для занятий в воскресной школе она вполне может пригодиться.

— В каком направлении, на Ваш взгляд, должен развиваться сайт?

— Развиваться сайт должен не в сторону того, что касается прихода, здесь вряд ли придумаешь что-то новое, а во вне.

— Что нужно делать, чтобы человеку внешнему, который пользуется интернетом, вдруг захотелось зайти на православный сайт? Ведь многие сайты, которые называются «миссионерскими», на самом деле ориентированы на уже начавшего свое воцерковление человека. Что надо сделать в интернете, чтобы это была действительно миссия среди современных «язычников»?

— Необходимо, чтобы люди, вводя в поисковые системы актуальные для них слова, понятия и темы, могли в огромном объеме того, что им вывалится, увидеть, что этот вопрос обсуждается в Церкви и присутствует как тематика православного сайта. Нужно не уходить от того, что действительно актуально для людей, причем представлять их не такими, какими бы нам хотелось людей видеть, а такими, какие они есть. Вот идет по телевизору фильм Бортко, нужно, независимо от того, нравится нам или не нравится идея экранизации «Мастера и Маргариты» и сам роман, говорить об этом. Если 25 миллионов людей читали Дэна Брауна, надо говорить об этом. Конечно, не все можно обсуждать. «Мастер и Маргарита» — это одно, а про «Фабрику звезд» долго писать на православном сайте невозможно, и пирсинг тоже не стоит долго обсуждать: один раз ответишь, а круглый стол устраивать не будешь. Однако существуют вопросы, которые волнуют абсолютно всех и, одновременно, являются совершенно органичными для христиан темами. Например, сфера любви и брака. Даже те, кто отвергает семью как институт, живо интересуются этой темой. Брак, рождение, воспитание – естественная область интереса людей и нашего церковного. попечения. Надо находить такие сферы, куда и люди стремятся, и нам это естественно, и там говорить актуально и квалифицированно.

— Сейчас интернет развивается в сторону формирования среды – то есть не только и не столько распространения информации, но создания кругов общения.

— Да, и в связи с этим надо подумать, как все вышесказанное соотнести, например, с движением LiveJournal. Я не думаю, что должны быть какие-то исповедальные дневники священников. Я сдержанно отношусь к тому, что некоторые священники начинают что-то такое писать, выворачивая себя наружу. Но в LJ есть и хорошее – это переход от обезличенного общения к личному, от ников – к реальному, более живому человеку.

— Но мне кажется, что нужно, чтобы кто-то контролировал и регламентировал то, что священники отвечают людям в интернете.

— Тут нужно думать, как это сделать. Мы не можем ничего запретить, но нужно создать список тех, чья деятельность одобрена. Должно быть написано, что «мнение таких-то клириков в целом признается авторитетным». Этот список надо максимально широко распространить по православным сайтам, можно его дополнять, менять, но он должен быть. Правда, я пока не представляю, кто его будет составлять и утверждать.

— Это вообще большой вопрос, касающийся информационной деятельности Церкви в целом: кто может выступать легитимным комментатором?

— Нужен орган, который бы разрешал или запрещал. Потому что иногда на телеэкране появляются клирики, которые говорят несусветные вещи. А иной раз человек вроде бы и правильно все говорит, но в такой неподобающей стилистике и при этом так выглядит, что его нельзя показывать. Отдельный талант — уметь говорить, учитывая аудиторию, и не всякий им обладает. Так что списки нужны, но я не знаю, как это можно осуществить на практике. Потому что их должен составлять орган, который был бы очень авторитетным. Если это поручить, условно говоря, пресс-службе Московской Патриархии, редакторам официальных изданий или еще кому-то, кто не пользуется безусловным и непререкаемым доверием всей Церкви, это не сработает. Это должен быть орган, авторитет которого безусловен, а во главе его должно стоять лицо или группа лиц, нравственный авторитет которых никто из серьезных людей не будет оспаривать. Так что структура необходима, но я боюсь, как бы, создав ее, мы не сделали хуже. Ведь сильно давить тоже нельзя. Многим рот не заткнешь, они будут под десятью виртуальными именами в интернете свои идеи проталкивать.

— Вернемся тогда, к интернету. В последние годы он стал основным источником информации, который формирует общественное мнение по поводу тех или иных тем, явлений, проблем. Насколько православные ресурсы адекватно отражают реальную жизнь Церкви?

— Лучше всего отражается письменная церковная традиция. Например, сайт Pagez.ru, на котором я обычно многое нахожу, — это очень хорошая библиотека, там много свежих переводов, которые еще не опубликованы, работают все ссылки. Из сайтов миссионерской направленности очень симпатичный проект – «Православие и мир». Хороши «Православие.ру» и «Седмица». С информацией дела обстоят значительно хуже. Информация либо официальная, либо даже там, где она претендует на аналитику, например на «Патриархии.ру» или на «Седмице», это очень выборочная аналитика, она касается только беспроблемных вопросов, с которыми и так все ясно. А действительно болезненные темы не затрагиваются.

— Но официальные сайты, наверное, не могут этим заниматься?

— Почему не могут? Если мы посмотрим официальные церковные издания последнего предреволюционного десятилетия, вполне серьезные журналы имели дискуссионные разделы. Просто нужно обозначить эту область. Должен быть серьезно позиционированный аналитический сайт. Скажем, прошла конференция по эсхатологии, но ни одной серьезной вразумительной попытки ее прокомментировать не последовало – сплошные пересказы содержания секций. Позитивного опыта серьезной, дискуссионной аналитики нет. Конечно, здесь мы сталкиваемся и с проблемой нехватки квалифицированных профессиональных журналистов. Надо сделать так, чтобы не приходилось читать «Кредо.ру», на котором поднимается масса тем, о которых православные сайты умалчивают, потому что им кажется, что это неуместно. И тогда проблема в общественном сознании получается представлена только с предвзятой и антицерковной позиции «Кредо.ру», потому что только там присутствует отрицательная, неглубокая, субъективная, но все же аналитика по актуальным проблемам.

— Давайте поговорим об одном из главных отличительных свойств Интернета – интерактивности. LiveJournal мы уже немного обсудили…

— Вот какой пример мне пришел в голову касательно интерактивности. Я участвовал в работе проекта дистанционного образования для духовных школ. Первый год мы вещали на базе Сретенского монастыря, и это было прямое вещание, а второй и третий – из студии «Покров» в записи. Так вот, в записи это утратило всякий смысл. Потому что лекций Кураева, Осипова, Цыпина много в mp3 формате, и желающие их раздобудут. Смысл интернет-вещания в прямом контакте с преподавателями, когда можно прислать им вопрос. Это была очень востребованная форма, потому что это живое слово. Из 22 школ, которые пользовались этой программой в первый год, после того, как перешли на запись, осталось 6.

— А какие перспективы дистанционного духовного образования? Насколько духовное образование может в такой форме осуществляться?

— Я думаю, скорее религиозное образование, чем духовное, если под духовным понимать подготовку священнослужителей. Как медицине, пению и танцам нельзя научить заочно, так и подготовка священника – это передача опыта из рук в руки при личном общении. Традиция от латинского traditio, trado – это передача из рук в руки. А экран все же стоит барьером. Одно дело, когда глаза в глаза, и другое – опосредованно. Это как разговор по телефону, есть какие-то вещи, которые не передашь в телефонном разговоре. Читать курс по литературе, по истории, слушать компетентного преподавателя философии – почему нет? У нас есть масса желающих учиться и переучиться — студентов и педагогов, которые бы радостно восприняли такую возможность. Но для будущих пастырей это может быть только вспомогательной формой. Хорошо, когда у студентов епархиальных училищ есть возможность слушать лекции столичных профессоров, но они не должны подменять живую связь с учителем. Человек не может прослушать дистанционно курс МДС и получить разрешение на рукоположение.

— Но почему, на Ваш взгляд, проекты дистанционного образования постепенно заглохли?

— Важную роль играет экономическая составляющая. Отношение преподавателей к этим курсам будет разное в зависимости от наличия и отсутствия экономической составляющей. Беда многих православных проектов в том, что их пытаются делать на энтузиазме. Такого рода подход губит многие начинания.

— По результатам многих исследований интернет и – шире – новые технологии влияют на стиль общения. То, что человек постоянно включен в «виртуальный треп», хотя понятно, что для многих, например, для инвалидов – это единственная возможность избежать одиночества, меняет его коммуникационное поведение. Насколько это отражается на типе общения в Церкви, допустим, на приходском уровне? Возникают ли связанные с этим миссионерские затруднения?

— Собственно с интернет-зависимыми мне встречаться не приходилось. Человек, живущий хотя бы и в небольшой степени церковной жизнью, имеет иммунитет, понятие о том, что нельзя надолго зависать в какой-то привычке, чтобы она не стала страстью. Благоразумный священник всегда объяснит молодому человеку, что надо дозировать присутствие в коммуникационно-развлекательной части интернета. По работе он может присутствовать в интернете столько, сколько ему нужно, а общение нужно ограничивать: не больше определенного времени в сутки или в неделю. Что касается собственно типа общения, то это относится не только к интернету. Вообще, масочность свойственна современному этапу отношения людей друг к другу – людей, живущих в постиндустриальном обществе, обществе мегаполисов. Интернет просто наиболее яркое проявление этого феномена, когда человек общается под пятью никами одновременно, и в том числе сам с собою дискутирует. В этом я вижу опасность. Личина становится настолько прилипшей, что нельзя докопаться до того, где человек настоящий, а где разыгрывает спектакль, порой и он сам не может разобрать. Интернет развивает тенденцию неумеренных личностных стилизаций. Но это частные проявления более глобальных процессов. Современные люди таким образом защищаются от среды, которая равнодушна к человеку, и когда он личностно обнажается, больно его наказывает. Но христианин должен быть готов к тому, что его побьют, что его проповедь будет встречена усмешкой и плевком, а добрые движения души — злой иронией и ударом ему же в больное место. Мы должны воспитывать нашу паству, чтобы она преодолевала безличностность современного мира.

— Очень много различных движений религиозного толка, как сектантских, так и рядящихся под православие, разбухают за счет того, что интернет дал им возможность присутствовать в информационном пространстве. Иногда это раскольничьи группы, такие как РПАЦ, иногда – политизированные движения, как организации борцов с ИНН. Достаточно активному человеку взяться за информационный рычаг, как различные провокационные идеи начинают распространяться с космической скоростью. Как этому противостоять?

— Я принципиально убежден, что противостоять заблуждению можно не через затыкание рта заблуждающемуся, а через противопоставление этому положительного примера. Мне самому иногда хочется сказать: ну запретите же в конце концов эту секту, закройте этот сайт, отправьте крикуна на общественно полезные работы. Но я понимаю, что мое дело как христианина и как священника – не затыкать рот, а понимать, что их востребованность – это следствие слабости нашего православного свидетельства в данной области. Про причины популярности Кредо. ру мы уже поговорили. Что касается, например, проблемы ИНН, то адекватная церковная дискуссия по этому поводу была упрощена до того, что благонамеренному клирику остается только солидаризироваться с официальной церковной позицией, которая, на мой взгляд, не всегда глубока. Дискуссия закрыта, поднимать эту проблему внутри Церкви автоматически означает солидаризироваться с маргиналами. А нужно все-таки давать пространство модерируемой, конролируемой, но свободной и серьезной дискуссии по острым проблемам. Людей неблагонамеренных, которые навешивают ярлыки и оскорбляют, надо отсекать, но участник, будь то клирик или мирянин, позиция которого не совпадает на 100 % с мнением Синода по какому-то вопросу, не должен быть обвинен в том, что он противопоставляет себя Церкви. В области дискуссий и мировоззрения административный ресурс – это последний рубеж, прежде чем прибегнуть к нему, надо использовать все другие силы. Иначе мы будем провоцировать возникновение очагов информационного притяжения.

Следите за обновлениями сайта в нашем Telegram-канале