Клоны на страже демократии

Я вспоминаю одного пастуха, который пас монастырское стадо на Соловках: он прекрасно знал характер каждой своей коровы, и к каждой относился по-особому. А коров он очень любил, во всем им потакал и шел пасти не туда, куда было удобно ему, а куда хотелось им, своих же любимиц он украшал венками из полевых трав, из-за чего остальные коровы его даже несколько ревновали.

Я вспоминаю одного пастуха, который пас монастырское стадо на Соловках: он прекрасно знал характер каждой своей коровы, и к каждой относился по-особому. А коров он очень любил, во всем им потакал и шел пасти не туда, куда было удобно ему, а куда хотелось им, своих же любимиц он украшал венками из полевых трав, из-за чего остальные коровы его даже несколько ревновали.

Радостное удивление, которое вызвало у многих не приятие идеи клонирования большинством здравомыслящих людей планеты, как близких, так и далеких от религии, лично для меня было несколько поколеблено фильмом, казалось бы, по своему замыслу не претендовавшим на какую-либо глубину и серьезность, по определению противопоказанную коммерческому кино. Действительно, если в предыдущих сериях «Звездных войн» желающие еще могли увидеть некую мудрую сказку и философскую сагу, то в «Атаке клонов» даже искушенному зрителю сложно найти хотя бы намек на сколь либо нетривиальные мысли и идеи. Ради коммерческого успеха автор «Звездных войн» вполне осознанно по жертвовал значительной частью поэзии и мифологии, созданного им мира, что может быть и к лучшему. Как для древних ацтеков во все ленной Дж. Лукаса, подобно палеоамериканским цивилизациям не знавшей колеса, за появлением этого предмета (им в «Атаке клонов» был оснащен робот официант) последовали и другие достижения современной запад ной культуры, главным образом, цифровые технологии, попсовость и политкорректность. Даже в нынешние времена на экранах кинотеатров редко появляется столь мало напрягающее зрелище, от которого вместе с действительно превосходными спецэффектами можно получить ни с чем не сравнимое удовольствие и интеллектуальный отдых (вернее, отдых от интеллекта). Было бы неумно ругать режиссера за его творческий выбор: он достиг своей цели и, действительно удивил зрителей достижениями современной компьютерной техники, а умственное расслабление, пусть и доходящее места ми до полного идиотизма, наверное, тоже имеют какое-то право на существование. Тем более, что сам режиссер оказался гораздо умнее своего детища, над глупостями которого он сам иногда довольно откровенно из девается. Наиболее запоминающийся стёб — завязка самого «трагического» момента фильма: мать главного героя Анакина Скайуокера (Х. Кристенсен) попадает в руки космических пиратов после того, как идет собирать грибы (!) на выброшенных радиаторах. Для тех, кто знает толк в свойствах грибов (а действие этого эпизода происходит чуть ли не в мексиканской пустыне) намек более, чем понятен. Однако в фильме есть то, что может насторожить внимательного зрителя еще больше, чем опошливание и одновременно пародирование самый важных и высоких чувств человека, таких, как самопожертвование, патриотизм, любовь вообще и сыновняя любовь в частности (к сожалению, в этом отношении последняя серия «Звездных войн» попахивает самым дремучим и невежественным фрейдизмом, особенно тогда, когда Анакин среди ночи начинает чувствовать, что его мать в смертельной опасности по сюжету и игре актера зритель может принять эту сцену скорее за любовное томление героя по неприступной экс-королеве Амидале (Н. Портман), чем проявление чуткости сыновнего сердца). В фильме показана некая жуткая планета, где устроена даже не ферма (на самой крупной ферме за животными все же оставляется некая индивидуальность и возможность личностных отношений с людьми и друг другом); а скорее фабрика клонов, подобная заводу по производству роботов для Торговой федерации, злейшего врага Республики, только на ней выпускаются не механизмы, а люди. По воле своих создателей, каких-то странных гусеподобных негуманоидных существ, эти люди изначально не имеют родины, которую им заменяет чудовищная фабрика на безжизненной планете, родителей (ряд колб, в которых вынашиваются их эмбрионы не может не вызвать омерзения), детства, которое у них проходит в казармах и вдвое короче, чем у обычных людей, возможности осуществления свободы воли и выбора, из-за «улучшенной» генетической структуры, делающей их беспрекословно послушными, и самого устройства жизни, не дающего возможности выбора, и, наконец, собственной индивидуальности: все они слегка измененные генетические копии одного и того же человека, их одевают в одну и ту же одежду, учат одним и тем же упражнениям и военным приемам и их ждет одна и та же судьба — стать «пушечным мясом» на арене звездных войн. Идя в кинотеатр, я предполагал, что как раз с этими клонами, которых безжалостно рекрутировали злобные враги Республики, и будут сражаться мудрые джедаи, хранителей мира во Вселенной. Однако в фильме клоны сражаются за демократию. Джедаи, ни сколько не мучаясь совестью охотно воспользовались этим пушечным мясом, пуская их в лобовые атаки в духе худших советских генералов или тактики современной китайской армии, применяющей так называемый «эшелонный» тип наступления, при котором погибает приблизительно 9/10 личного состава, зато уцелевшие все равно составляют большинство, необходимое для прорыва; одновременно решается и демографическая проблема (для сравнения, в российской армии по нормативам при потерях, составляющих половину подразделения, оно уже не может выполнять свою задачу и должно повернуть назад). Конечно, всегда в человеческой истории за мир и спокойствие одних людей должны были умирать тысячи других, но одно дело, когда сражаются воины, исполняющие свой долг (или хотя бы отрабатывающие свои деньги), а совсем другое, люди, униженные до состояния даже не рабов, а скотов, а еще точнее, механизмов. В этом смысле джедаи в фильме выглядят даже более неприглядно, чем пресловутые персидские военачальники, которые якобы (а Геродоту есть основания не доверять) бичами гнали рабов в наступление: у рабов воля подавлена, но она все таки есть, как есть возможность для бунта или побега.

Тем более настораживает, что фильм «Атака клонов» предельно идеологически выдержан: слова о том, что нужно «верить в демократию», повторяются в нем едва ли не чаще, чем славословия коммунистической партии в советских фильмах. Само по себе это говорит о многом, если в ранее снятых сериях борьба велась между космическими злодеями и благородными героями, т. е. добром и злом, как и положено в сказке, в этой же серии уже борются защитники демократии с неким комическим «международным терроризмом», совсем как в жизни. А какие методы в жизни используются для подобной борьбы мы, к сожалению, слишком хорошо знаем. А что, если чисто теоретически предположить, что для борьбы с «международным терроризмом» недостаточно будет крылатых ракет и бомбарировщиков-невидимок, может быть следует тоже вырастить армию клонов? Оглядываясь на итоги еще недавно прошедшего столетия (а как определенный исторический этап XX век, начавшийся с опозданием на 14 лет, наверное, еще и не завершился), породившего две мировые войны с десятками миллионов убитых, атомное оружие и такие механизмы государственного подавления и манипулирования человеком, от которых ужаснулись бы любые восточные деспотии, в этот век как-то уж слишком банально стало говорить о кризисе атеистического гуманизма. Клонирование, наверное, это все-таки большая мистификация, по крайней мере, так утверждают большинство серьезных генетиков (см. «ТД» № ?). Однако уже по самому отношению к нему, пусть оно реально и не будет осуществлено, можно судить о состоянии современного общества. А либеральная идеология, в том виде, в каком она существует сейчас, как мне кажется, споткнется об этот камень, как она споткнулась об аборты и эвтаназию. Новая серия первое и пока слабенькое указание на возможность подобного падения. В этой связи нелишним было бы рассмотреть, действительно ли Церковь не имеет собственных богословских аргументов против клонирования, и насколько доводы, выдвигаемые против клонирования, имеют «общечеловеческий» характер, или они зиждутся все-таки на христианском, пусть и крипто-христианском мировоззрении. Об этом будет идти речь в следующей статье, которая будет опубликована в одном из ближайших номеров «ТД».

Следите за обновлениями сайта в нашем Telegram-канале