Свадьба в последние времена, или как отковырять «печать антихриста»

Как-то одна девушка спросила меня о впечатлении от последней книги Юлии Вознесенской. Я ответил, что книга талантливая, только ереси в ней, кажется, слишком много. «Конечно, — ответила моя подруга, — здесь ересь на ереси и ересью погоняет. Ну и что из этого, это же фэнтези». Она была бы абсолютно права, если бы повесть «Путь Кассандры» действительно относилась к упомянутому жанру. Однако при внимательном рассмотрении становится ясно, что книга Вознесенской не что иное, как исторический роман (по объему и содержанию это тоже скорее роман, чем повесть).

Ю. Вознесенская. Путь Кассандры, или приключения с макаронами. М., Лепта, 2002.

Как-то одна девушка спросила меня о впечатлении от последней книги Юлии Вознесенской. Я ответил, что книга талантливая, только ереси в ней, кажется, слишком много. «Конечно, — ответила моя подруга, — здесь ересь на ереси и ересью погоняет. Ну и что из этого, это же фэнтези». Она была бы абсолютно права, если бы повесть «Путь Кассандры» действительно относилась к упомянутому жанру. Однако при внимательном рассмотрении становится ясно, что книга Вознесенской не что иное, как исторический роман (по объему и содержанию это тоже скорее роман, чем повесть). Может показаться странным, как может являться историческим романом произведение, повествующее о событиях пусть недалекого, но будущего. Однако в этом нет ничего парадоксального: о временах антихриста мы имеем гораздо больше точных исторических сведений, чем о многих моментах уже прошедшей человеческой истории (о какой-нибудь индской цивилизации, гипербореях или дотольтекском населении полуострова Юкатан). И основные источники по этому периоду: «Апокалипсис» ап. Иоанна Богослова и другие книги Нового и отчасти Ветхого Завета, — как книги Священного Писания абсолютно достоверны, хотя и написаны часто символическим, неоднозначно трактуемым языком. Но об этом чуть позже.

«Путь Кассандры» близок еще одному жанру, антиутопии. Именно в этом качестве повесть наиболее удалась. Творческое воображение Юлии Вознесенской смогло создать один из самых омерзительных типов общества, до которого только может докатиться человечество. Люди, населяющие этот жуткий мир, живут по большей части на баржах, плывущих над почти полностью затопленной в результате ядерной войны Европой. Попеременно они то погружаются в виртуальный мир (причем именно он называется там «Реальностью»), то возвращаются в мир физический. Там и там жизнь до невозможности скучна и невыносима. В «реале» (по нашему определению) обыватели обеспокоены в основном заботой о здоровье, которая выражается в борьбе с микробами (они не читают книг из-за пыли, в них содержащейся, не обнимаются, гнушаются друг другом, не здороваются за руку и так далее). Питаются люди времен антихриста только той химической дрянью, которой их накачивают через пищепроводы. Естественно, здоровье у обитателей этого мира никудышное, а так как они очень боятся любой боли и болезни, то к тридцати годам почти все кончают жизнь эвтаназией (или их кончают тем же способом: эвтаназия там принудительная).

В виртуальном мире ситуация не многим лучше: как и в современном интернете, наибольшая часть виртуального пространства занята порнографией. В некоторых местах, правда, можно поиграть в игры вроде толкинутских, но и туда заходят всякие дебилы и отморозки, всё опошливают и лишают «последних романтиков» их утонченных удовольствий.

Есть в мире, описанном Юлией Вознесенской, еще и всяческие маргиналы, асоциальные элементы («асы», как их называют) и своеобразная элита. Элита живет вполне обычной для всех времен светской жизнью, которая тоже, как любая светская жизнь, скучна и бессмысленна. «Асы» почти неизбежно попадают в лагеря, в которых современная система организации труда доведена до своего логического завершения: люди сидят в отдельных кабинках вдоль огромного конвейера, не имея возможности общаться между собой, тупо выполняют простейшие операции, и здесь же на месте едят, справляют нужду и доносят друг на друга, за что их переводят в более близкие к выходу рабочие места. Те, кто ударным трудом и стукачеством достигает конца конвейера, выходит на свободу с чистой совестью и печатью антихриста (за особо крупные доносы, по желанию, можно выйти и без печати). Согласитесь, весьма интересная иллюстрация принципов современного капиталистического производства, где человек — орудие труда, и материалистической картины мира, где он винтик бездушного вселенского механизма.

Писательница, хотя и пишет по-русски, прожила почти всю свою жизнь на Западе и не понаслышке знает, к чему идет современная цивилизация. Стоит задуматься.

Единственная претензия к повести как к антиутопии, это «времена и сроки»: к двадцатым годам этого столетия, когда примерно и происходит действие, человечество, конечно, не успело бы пережить конец прежнего и построение нового мира. Да и ядерная война на Ближнем Востоке все-таки не могла бы по законам физики и геологии привести к затоплению Западной Европы (и при этом не затопить Россию).

С историческим романом в «Пути Кассандры» все обстоит не так просто. По законам жанра автор исторической беллетристики волен вносить в свое повествование любой вымысел, лишь бы он не противоречил тому, что мы точно знаем об описываемой исторической эпохе. Если роман касается Священной истории, то от него требуется еще и богословская точность. В этом смысле книга Вознесенской допускает многие серьезные ошибки.

В первую очередь, существенное заблуждение содержится в понимании сущности «печати антихриста», в вопросе, ставшем в последнее время необыкновенно актуальным. Согласно повести, «печать антихриста» не что иное, как всего лишь микро-чип, с помощью которого совершаются все операции «купли-продажи» и контролируются действия каждого человека. Предтечей подобной печати, по мнению писательницы, является пресловутый ИНН. Я не буду повторять аргументы против невежественного учения неумеренных борцов с ИНН, отвергнутого Церковью. Хотелось бы только обратить внимание на один момент. Если «печать антихриста» всего лишь техническое приспособление, то вся эта история с ней «пустяки, дело житейское», как сказал бы Карлсон. Печать в повести «Путь Кассандры» — это что-то вроде «торпеды», которую можно легко отковырять и поставить вновь, «зашиться» и «расшиться» в зависимости от жизненных обстоятельств. Есть даже люди, специально зарабатывающие деньги подобными операциями. Для принимающего «печать антихриста» даже не требуют публичного отречения от Христа и признания Лжемессии Богом. По крайней мере, Кассандре ее поставили насильно, когда она была вполне благочестивой православной девочкой. Отмазаться от принятия печати антихриста можно и с помощью денег, как сделала бабушка главной героини, вдова миллионера, и спокойно жила на своей загородной вилле. (Кстати, это напрямую противоречит Священному Писанию: «всем — и малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам — положено будет начертание на правую руку их или на чело их» (Откр. 13:16). Воистину, блаженны богатые. Но блаженны, по повести, еще и бомжи, преступники и прочие маргиналы, которые не принимают «печать антихриста», скрываясь от закона (микрочип обеспечивает полный контроль над любыми действиями человека). Кстати, к этому их и не особенно принуждают, а пожелавшим не особенно и ставят, заставляя прежде заслужить «печать антихриста» стахановским трудом в лагерях.

Жить, в том числе и духовной жизнью, «печать антихриста» также особенно не мешает. Кассандра с подобной печатью спокойно помогала бабушке бороться с властью антихриста, читала духовную литературу, присутствовала на божественной литургии, полола монастырские грядки, совершала героические подвиги по спасению христианской общины. Тут «печать антихриста» пришлась даже кстати: благодаря ей Кассандру не останавливала полиция, и девушка смогла сделать много полезного для Церкви.

На самом деле, во времена антихриста все будет страшнее и жестче. Принятие «печати антихриста», по учению Церкви, — это осознанное и окончательное отречение от истинного Бога и признание Богом антихриста, «сына погибели», «человека беззакония», полностью подчинившегося дьяволу. Не надо обольщаться, получить «печать» нельзя будет по недоразумению, но и избежать ее нельзя будет по случайности, как это возможно в повести Вознесенской. Оставшимся верными Христу предстоит гораздо более жестокое гонение («убиваем был всякий, кто не поклонится образу зверя» (Откр. 13:15)). Соответственно, «чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Мк. 13:22), сатана прибегнет к еще более коварным и изощренным обманам. Кто знает, не упразднит ли он ИНН, чтобы привлечь анти-ИННщиков?

Серьезное отступление от Священного Писания содержится и в идее Вознесенской о том, что власть Антихриста не распространится на Россию, где в 2017 году восстановится православная монархия. Антихристу «дана будет власть над всяким (!) коленом и народом, и языком и племенем» (Откр. 13:7). Не надо обольщаться. К идее восстановления монархии, как мне кажется, также нужно отнестись с осторожностью. Дело тут не только в том, что христианин вообще не должен особенно увлекаться пусть и кажущимися благородными, но пока иллюзорными прожектами, — в России сейчас не осталось законного наследника престола, а значит, человек, вознамерившийся по своей или чужой воле принять абсолютную власть, должен вызывать некоторые опасения.

Очень странно также упоминание в «Пути Кассандры» о неких «иудеохристианах», как некое религиозном сообществе, также не принявшем «печать антихриста». Да, в Новом Завете говорится, что в последние времена часть еврейского народа, «остаток» Израиля, обратится в христианство (см. Рим. 14:27) (кстати, это пророчество уже начинает сбываться), но здесь имеется в виду именно присоединение к Церкви, а не создании отдельной христианской «конфессии», а в повести «иудеохристиане» общаются и помогают только друг другу.

Теперь собственно о художественных достоинствах книги. Говорить о них мне сложно, поскольку «Путь Кассандры» смыкается с еще одним, в силу понятных причин, далеким от меня жанром «дамского романа» или, даже скорее, «романа для девочек». Как и положено для такого рода литературы, в повести Вознесенской есть любовная линия, завершающаяся браком главной героини, увлекательные приключения и чисто женские восторги и умиления. Кстати, жених Кассандры, Леонардо, явно блекнет перед своей героической возлюбленной: он какой-то уж очень никакой, появляется только «на подхват» где-нибудь встретить или подвести главную героиню. Сама Кассандра, скажу честно, девушка явно не в моем вкусе. Конечно, она очень смелая и самоотверженная, но уж очень поверхностная: какая-то внутренняя борьба, размышления, сомнения и так далее ей явно не свойственны. В начале повести она искренне верит в Лжемессию, что не мешает ей совершать против него по наущению бабушки всякие «противоправные действия», потом с легкостью избавляется от «печати антихриста» и даже собирается уйти в монастырь, но с такой же легкостью после пятиминутного вразумления настоятельницы решается выйти замуж за Леонардо.

В любом случае, книга Юлии Вознесенской достойна внимания читателя как совершенно новое и интересное явление современной литературы.

Следите за обновлениями сайта в нашем Telegram-канале