Древняя религия: звезда восходит на востоке

В то время как Англиканская Церковь борется за то, чтобы удержать свою паству, новичок с древней родословной привлекает к себе множество сторонников. Среди них и принц Уэльский. За последние 15 лет число православных христиан в Великобритании выросло от 170 тыс. человек до более чем четверти миллиона. Несомненно, что Православие — самая быстрорастущая христианская конфессия в стране. Православные церкви – и полдюжины православных монастырей – разбросаны от Труро до Данблейна. Это тем более удивительно, что Православная Церковь не склонна публично проповедовать Евангелие, и, по словам одного из новообращенных, «нелепо разделена, поражена раздорами и взаимным недовольством».

В то время как Англиканская Церковь борется за то, чтобы удержать свою паству, новичок с древней родословной привлекает к себе множество сторонников. Среди них и принц Уэльский.

В один из субботних вечеров прошлого месяца в Найтсбридж для сдерживания толпы был вызван целый наряд полиции. Полторы тысячи человек пытались втиснуться в здание, рассчитанное на вдвое меньшее количество людей, некоторые начали падать в обморок. Внутри, по словам полицейских, было как в печке.

Причиной столпотворения была не запрещенная многолюдная вечеринка, а Пасхальная вечерня в русском православном кафедральном соборе в Эннисмор Гарденс. За последние 15 лет число православных христиан в Великобритании выросло от 170 тыс. человек до более чем четверти миллиона. Несомненно, что Православие — самая быстрорастущая христианская конфессия в стране. Православные церкви – и полдюжины православных монастырей – разбросаны от Труро до Данблейна. Это тем более удивительно, что Православная Церковь не склонна публично проповедовать Евангелие, и, по словам одного из новообращенных, «нелепо разделена, поражена раздорами и взаимным недовольством».

Самым значительным фактором стал приезд десятков тысяч иммигрантов из Восточной Европы и бывшего Советского Союза. И хотя число новообращенных сравнительно невелико, они сыграли беспрецедентную роль. Двое наиболее влиятельных клириков британской Православной Церкви – греческий епископ Каллистос Уэр и епископ Русской Православной Церкви Бэйсил Осборн – оба протестанты по рождению.

Более того, некоторые значительные фигуры британской правящей элиты симпатизируют православной вере, не будучи православными. Их объединяет Общество друзей горы Афон, поддерживающее монастыри на Святой горе в Греции. Среди его членов сэр Патрик Лей Фермор, герцог Эдинбургский и принц Уэльский.

Участие принца Филиппа неудивительно, учитывая, что он был воспитан в традиции Греческой Православной Церкви. Более неожиданно участие принца Чарльза – будущего главы Англиканской Церкви. «Гора Афон оставила в его душе неизгладимый след, — говорит один из представителей высшего света. – Каждый год он ездит на Афон на неделю, ее атмосфера восхищает его». На принца повлиял Филипп Шерард, радикальный комментатор по вопросам Православия и экологии, утверждающий что западное христианство обесценило окружающую среду, резко разграничив духовное и физическое.

Принца Чарльза также заинтересовала личность его двоюродной прабабки, Великой княгини Елизаветы Федоровны – жертвы революции, причисленной к лику святых в 1993 году, — он заказал икону преподобномученицы Эйдэну Харту, бывшему православному монаху, живущему в Шропшире. Более того, для принца был написан реквием ее памяти – одним из самых знаменитых новообращенных православных, Джоном Тавенером, сочинившим множество произведений для Церкви, а также была построена часовня в Дорсете, которую принц наполнил иконами.
Для непосвященных Православная Церковь является во многих смыслах византийской, и для того, чтобы понять эту загадку, требуется ясная голова и хорошая карта Ближнего Востока I тыс. после Р. Х. Ранняя христианская Церковь была разделена на пять патриархатов: Антиохийский, Александрийский, Иерусалимский, Римский и Константинопольский; но первые три пали под натиском мусульманских завоевателей, а в 1054 году произошел Великий раскол, в результате которого Римская Церковь отпала. Это поставило Константинополь в положение «первого среди равных» в православном мире, поддержанном появлением новых церквей и патриархатов в Греции и Восточной Европе. Православные Церкви Великобритании – ответвления последних, и все управляются из-за границы: Русская – из Москвы, Греческая – из Стамбула, Антиохийская – из Дамаска.

Греческая Церковь наиболее представительна, она имеет 120 приходов в Великобритании. Русская Православная Церковь только 35, но, по мнению Виктории Кларк, эксперта по Православию, «она наиболее современна и более открыта для новообращенных, чем Греческая. Если вы придете в Эннисмор Гарденс воскресным утром, вы увидите молодые пары, никак не связанные с Россией».
Что их привлекает? Консерватизм Православия – одна из причин: в то время, как англикане и католики мучительно пытаются соответствовать потребности общества в модернизации, многие люди находят утешение в Церкви, которая, по словам епископа Уэра, «сохранила традиции и преемственность древней Церкви во всей ее полноте».

Эта приверженность вероучению подкрепляется убеждением, что Западная Церковь чрезмерно полагается на человеческий разум. Православные богослужения, с их горящими свечами, поклонением и целованием икон, одновременно и более материальны, телесны, и более созвучны человеческим эмоциям. «Наша литургия обладает той красотой, которая обращена к личности в целом, — говорит о. Джон Хокуэй из Энфилда, англичанин по рождению. – Пение, каждение, то, как украшен храм, — все являет наше участие в Царствии Божием. Все отвечает устремлению человеческой души».

Тот факт, что Православная Церковь не склонна к прозелитизму, частично объясняется ее верой в то, что литургия говорит сама за себя. Кроме того, говорит один из новообращенных, «православные очень четко осознают, что они гости в нашей стране, и не хотят портить отношения с другими церквями». Особенно примечательны недавние переговоры о переходе в Православие 30 англиканских священников, не принявших рукоположения женщин в священный сан; но, согласно одному из них, о. Майклу Харперу, ни Греческая, ни Русская Православная Церковь не спешили их принять. «Мы перешли в Антиохийскую Церковь просто потому, что они с радостью приняли нас, а другие нет».

То, что православные богослужения традиционно служатся на незнакомых языках – церковнославянском, греческом или арабском, вначале было препятствием для новообращенных. Но сейчас ситуация меняется, и во многих храмах проводятся службы частично или полностью на английском.

Человек, которому англоговорящие более всего обязаны своим приходом к Православию, — митрополит (или архиепископ) Антоний (Блюм), умерший в прошлом году. Личность харизматическая, он многими считается святым. «Я не мог себе представить, что такое количество англичан придет на его похороны, — говорит Пирс Бакстон, бывший секретарь Королевской Академии, также присутствовавший на похоронах. – Они карабкались на надгробия, чтобы подобраться поближе». Среди тех, кто говорил прощальное слово, был и архиепископ Кентерберийский, благословивший использование англиканских храмов православными общинами.
Безусловно, между частями Православной Церкви существуют разногласия, однако же они не носят догматического характера. Наиболее серьезные конфликты всегда происходят между верующими одной и той же национальности. Самый ожесточенный из них – конфликт между «красными» русскими, принявшими сторону Московского Патриарха, даже тогда, когда он находился под влиянием коммунистов, и «белыми», кто сохранил свою преданность преемникам сосланных епископов. Как бы там ни было, в отношениях двух Церквей происходит потепление. «Сейчас мы уже не испытываем таких чувств к Московской патриархии, как раньше, — говорит один из белоэмигрантов, — потому что теперь в ней нет такого большого количества сотрудников КГБ – хотя несколько еще осталось».

В своей книге «Внутреннее Царство» епископ Уэр признает существование этих проблем, но утверждает, что лучше спорить о несущественных вещах, чем быть – как англикане – «внешне (по большей части) объединенными, но внутренне глубоко разделенными по своим убеждениям и формам богослужения».

«В Православной Церкви, — говорит один из новообращенных, — много мелких личных споров. Но в самом сердце ее остается непоколебимая вера, что мир меняется совершением Евхаристии. Нет ничего необычного, что среди новообращенных много людей, кто просто заглянул на службу с улицы и подумал: «Вот откуда я родом! Я вернулся домой».

Следите за обновлениями сайта в нашем Telegram-канале