Знание православной культуры — часть «джентльменского набора» образованного человека, считает декан истфака МГУ

Введение Основ православной культуры в школы остро ставит целый ряд вопросов: кто будет преподавать этот предмет? Где будут обучаться преподаватели? Есть ли соответствующие специалисты уже сейчас? На эти и другие вопросы интернет-изданию «Татьянин день» ответил декан исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, член-корреспондент РАН, действительный член РАЕН профессор С. П. Карпов.

Введение Основ православной культуры в школы остро ставит целый ряд вопросов: кто будет преподавать этот предмет? Где будут обучаться преподаватели? Есть ли соответствующие специалисты уже сейчас? На эти и другие вопросы интернет-изданию «Татьянин день» ответил декан исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, член-корреспондент РАН, действительный член РАЕН профессор С. П. Карпов.

— Сергей Павлович, один из самых острых вопросов, которые возникают в связи с введением Основ православной культуры в школы, — это вопрос о том, кто будет преподавать этот предмет? Где будут готовить таких специалистов?

— В 2001 году создана секция учебно-методического объединения Министерства образования (УМО) по теологии, которому был поручен общий контроль за подготовкой теологов в светских вузах на базе стандарта по теологии, утвержденного министерством. Этот стандарт включает несколько компонентов и рассчитан на подготовку специалистов на современном научном уровне. В УМО по теологии входят специалисты ведущих вузов, большую роль в нем играет, к примеру, Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет. Было бы неверно утверждать, что поскольку сейчас нет кадров, то нельзя вводить ОПК. Эти кадры (из выпускников теологических факультетов, например) уже есть, и хотя их пока недостаточно, в ближайшее время этот дефицит может быть преодолен.

— А сколько сейчас открыто факультетов или отделений теологии?

— Более 20 государственных вузов имеют факультеты или отделения теологии. Вместе с негосударственными вузами их число достигает 35. Выпуск специалистов и бакалавров теологии только начинается. Но этот процесс станет более массовым через два-три года.

— Предусматривается ли взаимодействие по этому вопросу Церкви и светских образовательных учреждений?

— Конечно. Стандарт по теологии включает в себя общегуманитарный и конфессиональный компоненты. Если речь идет о православной теологии, то соответствующая конфессия, т.е. Русская Православная Церковь, определяет конфессиональный компонент и его составляющие. Точно так же, если речь идет о мусульманской теологии или иудаизме (что предусматривается), это делают соответствующие духовные управления.

— Противниками введения специализации «Теология» озвучивался такой вопрос: зачем, собственно, нужны эти специалисты? Где они будут работать? Будут ли востребованы? Наверно, появление такого предмета, как «ОПК» в школах некоторым образом решает эту проблему?

— Разумеется. Хотя выпускники факультетов и отделений теологии уже работают в качестве экспертов, они могут быть советниками мэрий, администраций регионов. Обладая хорошей гуманитарной подготовкой, они могут при необходимости преподавать широкий круг гуманитарных дисциплин. И, я думаю, они будут востребованы для преподавания и ОПК в школах, и основ теологии в вузах. Очень часто, когда ставится вопрос о введении Основ православной культуры, утверждается, что это некий обязательный предмет, подобный Закону Божьему в дореволюционной России. Но, во-первых, Закон Божий — иной предмет и иной уровень. Во-вторых, надо иметь в виду, что введение ОПК не ущемляет права других религий. Например, у нас есть школы, в которых преподаются математические или гуманитарные дисциплины в усиленном варианте. Почему, аналогичным образом, в поликонфессиональном городе, каким является, к примеру, Москва, не иметь гимназий и школ, в которых будут преподаваться Основы исламской или иной религиозной культуры? Родители, которые пожелают отдать своих детей в такие школы, будут иметь такую возможность, а гарантией добротности обучения будет лицензирование программ УМО.

В-третьих, преподавание этого предмета может вестись на факультативной основе. Он не должен навязываться, как в свое время навязывалось атеистическое образование. То есть если семья не желает, чтобы ребенок слушал этот курс, она имеет право от него отказаться. Это должен быть выбор семьи, родителей. Это очень важно. Но при этом мы должны учитывать, что Россия — страна, опирающаяся на православное духовное наследие. Огромную роль в становлении и развитии нашего Отечества играла Православная церковь. Поэтому если человек даже индифферентно относящийся к Вере и к Церкви, прослушает этот курс, он получит большую сумму знаний по предметам, которые имеют прямое отношение к нравственным устоям русского народа, его истории и духовному становлению, к взаимоотношениям с окружающим миром. Эти предметы нужно знать просто потому, что образованный человек, подойдя к картине, написанной на библейский сюжет, должен понять его смысл. А пока мы нередко находим в средствах массовой информации (не говоря уже о распространенных обыденных представлениях) невежественные суждения об основах вероучения. Священные книги, основы Писания трактуются произвольно и неграмотно, и комментарии содержат извращенную информацию о важнейших сторонах религиозной жизни. Поэтому даже для неверующего человека фактическое знание основ православной духовности и, шире, православной культуры - необходимый элемент современного образования.

— Насколько возможна подготовка таких специалистов в рамках МГУ?

— Подготовка именно таких специалистов в полном объеме в МГУ сейчас не ведется. Но у нас есть очень тесные дружественные связи, например, с Православным Свято-Тихоновским гуманитарным университетом, с которым мы сотрудничаем в подготовке специалистов-теологов, или с Московской духовной академией. В меру сил мы стараемся им помогать. Хотя бы тем, что многие преподаватели, которые там работают, являются профессорами и преподавателями Московского университета. На историческом факультете МГУ мы готовим специалистов по истории Церкви. К тому же, эта подготовка подчинена иным целям — научному изучению истории отечества и зарубежных государств, источниковедения.

— Такая специальность тоже недавно появилась?

— Да, решение о создании кафедры истории Церкви на историческом факультете принято Ученым Советом и Ректоратом МГУ в 2006 г. Эта кафедра будет готовить специалистов по истории Церкви. Но история Церкви не равнозначна теологии. Теология многодисциплинарна. Она включает в себя Библеистику, Герменевтику, Патрологию, Нравственное и Догматическое Богословие, Литургику, Каноническое право, большой комплекс философских, филологических, правовых дисциплин, в том числе и историю Церкви. В данном случае мы претендуем только на то, чтобы изучать конкретный, хотя и очень большой и важный сегмент. На других факультетах МГУ изучаются иные сегменты. А если говорить о теологии в целом, то ей должны заниматься специальные вузы или факультеты, имеющие соответствующую программу.

— То есть студенты, которые придут учиться в следующем году, смогут выбрать специализацию «История Церкви»?

— Они могут ее выбирать после второго курса. Но речь идет именно о специализации. Это будет серьезное научное изучение предмета, основанное на большой общегуманитарной базе, на овладении всей историей человечества, на современных информационных технологиях, на знании основ источниковедения и ряда древних и новых языков.

Читайте также:

26 декабря в МГУ состоится лекция академика А. А. Зализняка о значении берестяных грамот для истории русского языка
Литургия 45 минут. Явка обязательна?
Беседа с настоятелем храма мученицы Татианы при Институте дружбы народов Кавказа (г. Ставрополь)

Памяти профессора Московского университета Андрея Козаржевского
В.А. Садовничий: «Подписание договора между университетом и Духовной академией поможет поставить сотрудничество на регулярную основу»
«Клятва» Гиппократа с христианской точки зрения

Следите за обновлениями сайта в нашем Telegram-канале