Как Ваня стал миссионером


«Ванюш, может тебе напроситься с отцом Максимом в миссионерскую поездку? Взрослый уже». Ваня только смутился: «Я и спрашивать отца Максима боюсь».

Предыстория

Все началась еще в июне. В первой половине месяца мы всей семьей побывали на отдыхе. В гостях у святителя Спиридона на Корфу. Мы с мужем 5 лет назад уже были в Греции. И на Корфу тоже. Но вдвоем. И так нам мечталось детям показать удивительную страну под названием Греция. Получилось. Слава Богу! Прозрачное бирюзовое море. Оливковые рощи. Улочки города Корфу. Крепости. Монастыри и храмы. Дети — в волшебной сказке. Не могут надышаться. Возвращаемся из Домодедово домой. Вижу, мальчишки уже грустят. Да, дача — это здорово! Но так хочется мир увидеть, себя испытать. Через пару дней говорю: «Ванюш, может тебе напроситься с отцом Максимом в миссионерскую поездку? Взрослый уже». Ваня только смутился: «Я и спрашивать отца Максима боюсь». Ах, думаю, жаль. Но настаивать не стала.

Вылет из гнезда

Прошли полтора месяца. Дети нежатся на даче. Теннисный стол. Футбол. Друзья-приятели. Только выходные для Вани — работа. Москва. Алтарь. Так было и в последние выходные июля. Приехали в Москву и почему-то до понедельника задержались. Почему? И вдруг телефонный звонок. Отец Максим зовет Ваню с собой в миссионерскую поездку. Думаю: если гора не идет...У Ванюшки глазищи округлились. Улыбка, как у Буратино. Он должен принять решение. Сам. Не думал ни секунды. Сразу выпалил: «Конечно, еду». На другой день мы беседовали в храме с отцом Максимом. Такого маленького миссионера еще не было. Ведь Ванюшке всего 12 лет. Хотя за плечами трехлетний опыт самого младшего алтарника. Самое главное, что хотел услышать от Вани отец Максим: желает ли он сам ехать, не боится ли. Благословляя, отец Максим сказал: «Ты, Ваня, будешь там единственным алтарником. Младший за старшего. Вот весь свой опыт и используешь». В моем сердце не было ни малейшего сомнения, хоть и щемило как-то странно. Чуточку больно, чуточку сладко. Взрослеет сын. Вот и первый самостоятельный вылет из гнезда. Как себя проявит? В четверг, 3 августа, отъезд. Накануне — сборы. Где купить спальный мешок? Как бы чего не забыть? Помолились с утра. И все устроилось. Спальный мешок купили на ближайшем рынке. Дома, естественно, и Ваня, и младший Никола мешок опробовали. Восторг! Собирали мы Ванюшку четко. Огромный чемодан, в котором почетное место заняла алтарная форма. Всего по паре. Пара черных брюк. Пара черных рубашек. Две пары черных ботинок. Отдельно — портфель алтарника: молитвослов, ручки-блокноты, чистейший стихарь, бумажные салфетки и пара зажигалок. Как говорит отец Владимир: «У хорошего алтарника зажигалка всегда должна быть под рукой». В четверг Ваня проснулся раньше всех. Не позавтракал — поклевал. Волновался. Помолились. И в путь. Чемодан до храма тянули по очереди. Тяжелая она — ноша алтарника. Чаще всех тянул младший Никола. Никому не хотел уступать. Все же брата провожает. Старшего. В миссионерскую поездку. Как только мы переступили порог храма, я мальчишек из виду потеряла. Ваня занялся поручениями отца Александра (Волкова). Никола за ним. Я охраняю чемодан. И вот все в автобусе. На первом сиденье сидит отец Максим. За ним — Ваня. Смотрит на нас сквозь огромную вешалку для священнического облачения. Никакой грусти. Не то, что мы с Николой. Я даже всплакнула. Улетает мой любимый помощник из родного гнездышка, впервые без мамы-папы. И тут вижу, отец Максим благословляет крестным знамением храм, провожающих. И сразу от сердца отлегло. Будто сказал мне: «Не скорби, мать. Все будет хорошо. Я же рядом».

Птенец в полете

Первый звонок от Вани последовал часа через два после отъезда из Москвы. «У нас «зеленая» остановка». Довольный такой! «Скоро будем на месте». Вот уже шестой день на месте. Сама стараюсь не звонить. Только пишу сообщения, чтобы поддержать. Договорились: звонить будет сам. Когда сможет. Чаще всего слышу от него скупые мужские фразы: «Все хорошо.. Дали два концерта... Отслужили литургию...Сейчас в автобусе, едем туда-то...Копаем...Воду носим...Идем на вечернее правило...» Миссионер, что там говорить. Только все равно мальчишка мальчишкой. Брату в трубку: «Маме не говори, чтоб не волновалась. Мы на вертолете полетим...". Или: «Играли в волейбол... В жмурки...Мама, я никогда в жизни столько не ел...Ребята все такие веселые..." Вчера сокрушался, что фотоаппарат остался на даче. Но думаю, по возвращении описать увиденное сможет живее всякой фотографии. А пока я, мама, вижу, что впервые в жизни мой старший сын окунулся в ту настоящую бурлящую взрослую жизнь, к которой все мы наших детей и готовим.

Следите за обновлениями сайта в нашем Telegram-канале