В Духовной библиотеке состоялось обсуждение книги М. Кучерской «Современный патерик»

Организаторы встречи в своем анонсе писали: «Уже два года вся христианская Москва читает и обсуждает эту книгу. Насмешка, сатира на Церковь или трезвый взгляд на сегодняшнее христианство? И вообще, дозволен ли такой язык по отношению к Церкви и ее служителям?» Этот круг вопросов обсуждался автором и читателями.

Встреча с Майей Кучерской, автором книги «Современный патерик. Чтение для впавших в уныние» состоялась 29 сентября в Культурном центре «Духовная библиотека». Организаторы встречи в своем анонсе писали: «Уже два года вся христианская Москва читает и обсуждает эту книгу. Насмешка, сатира на Церковь или трезвый взгляд на сегодняшнее христианство? И вообще, дозволен ли такой язык по отношению к Церкви и ее служителям?» Этот круг вопросов обсуждался автором и читателями. Встречу вел известный журналист и телеведущий Александр Архангельский; активное участие в обсуждении принимал протоиерей Максим Козлов, настоятель храма св.мученицы Татианы при МГУ.

Открывая встречу, А. Архангельский упомянул о разных оценках книги М. Кучерской в самых широких кругах: от резко отрицательных, побуждающих встать на защиту Церкви, – до версии, что книга является «PR-проектом Московской патриархии». Сам А. Архангельский убежден, что «Современный патерик» написан «с любовью, грустью и радостью». И хотя в идее Кучерской заложен «определенный этический риск, как во всяком нестандартном решении», книга, тем не менее, «честная», «найдено живое слово, чтобы говорить о Церкви с современным человеком на его языке, но при этом ничем не поступаясь из духовного опыта Церкви».

О. Максим считает «Современный патерик» «редком явлением в русской литературе», которая не богата книгами о духовенстве. Книга Кучерской вызвала у священника сначала «двоякое отношение: от «очень хорошо!» – до «зачем же так!». Однако, сразу заглянув в конец, о. Максим обнаружил там ключ, который позволил ему принять все сочинение, – это заключительная, «сотериологическая», по выражению о. Максима, глава, в которой герои почти всех рассказов собираются в храм на пасхальную заутреню. Хотя автор заставляет нас смеяться, эта книга, по словам выступавшего, «не по юмору проходит»: это вовсе «не собрание анекдотов про священников, а попытка сказать о жизни Церкви, не переходя к жанрам духовной словесности, но и не с позиции стороннего наблюдателя – попытка церковного человека рассказать о своей Церкви». Такую попытку о. Максим считает «проявлением большой смелости – и личной, и писательской».

Сама Майя Кучерская рассказала, что идею объединить в книжку разрозненные рассказы патерика подал ей А. Архангельский. До этого книг она не писала, за исключением пересказа евангельских историй для детей. Литературным критикам трудно определить жанр «Современного патерика», однако сама Кучерская считает, что это просто проза: в книге много выдуманных историй, притч. Рассказы же о «праведниках», по словам автора, – это рассказы о реальных людях. Кстати, о. Максим заметил, что в книжке «концентрация праведников выше, чем в реальной церковной жизни».

Для М. Кучерской, по ее признанию, оказался неожиданным резонанс, который вызвала книга: «Эхо звучит до сих пор – и оно все более доброжелательное», – заметила писательница, причем далекие от Церкви люди проявляют больше понимания, чем церковные. На встрече в Духовной библиотеке у нее появилась возможность услышать разные отзывы о книге.

В основном, читатели выражали свою благодарность, свидетельствовали, что «Современный патерик» читают люди разных поколений, как воцерковленные, так и только присматривающиеся к Церкви, что книга помогает лучше понять современную церковную жизнь. Однако высказывались мнения, что книга «хороша для тех, кто может сам над собой посмеяться», но «неправославная», «некоторых она может повергнуть в еще большее уныние».

О. Максим согласился, что это книга «не для всех», «своего рода литературное юродство», и, как настоящее юродство, она «помогает не засыпать, будоражит, напоминает: не надо делать вид, что все так хорошо».

Читатели поднимали вопрос об адекватности языка книги и -- шире – о том, каким языком Церковь сейчас должна говорить с молодежью: проповедующих языком Синодальной Церкви священников молодые воспринимают как «сказочников», безнадежно далеких от жизни. «Надо, разговаривая с молодыми, учитывать, что мир поменялся», -- считает Майя Кучерская. О. Максиму тема миссионерского языка также близка, однако он предостерег от «миссионерской ошибки»: ориентироваться «на проект», создавая специальный «молодежный приход», «старческий приход» и т.д. По его мнению, лучшая проповедь – это жизнь самих христиан, которые в современном обществе должны «оставаться белой вороной – находя язык общения с миром, плыть против течения».

Были и читатели, которые считают, что автору «Современного патерика» «не хватает деликатности, любви»; что подобное чтение «смутительно», вводит в «соблазн критики», в «прелесть – исправлять, поучать батюшек». Спорили и о том, с какого возраста книга может быть воспринята детьми.

Ведущие вечера подвели итог обсуждению. О. Максим считает, что книга особенно важна для «человека, который только готовится войти в Церковь – книга ему помогает, готовит». Если с такими людьми говорить только «о хорошем», это может оттолкнуть – «не будет доверия сказкам». Священник не видит в книге никаких противопоказаний для православного читателя: «Это книга о живой Церкви. Главное – в ней нет никакого ёрничества, связанного с таинствами, богослужением, святынями – эта грань очень четко выдержана». А. Архангельский подчеркнул, что «Современный патерик» не претендует на «вероучительный» тон. Для него значение книги Кучерской -- в попытке преодолеть ту «все большую грань, которая, к сожалению, разделяет людей в Церкви и людей за ее пределами. Всякая попытка найти между ними связь должна приветствоваться».

Благовест-инфо

Следите за обновлениями сайта в нашем Telegram-канале