Архимандрит Алипий (Светличный). Уверовать- значит раскаяться

Лазарь третий день во гробе. Что значат эти слова для нас в последний день святой Четыредесятницы?

Источник: личная страничка архимандрита  Алипия Светличного в социальной сети Facebook


Лазарь третий день во гробе. Что значат эти слова для нас в последний день святой Четыредесятницы?

Лазарь умер. А Христос говорит своим ученикам, что радуется тому, что не было Его рядом в тот день, когда Лазарь умирал. И уточняет, что это ради них Он попускает смерть Лазаря.

Иногда Господь позволяет совершиться на глазах у всех самому ужасному. Он словно отстраняется от событий и дает им идти по предназначению падшего мира. Не зря стенает Марфа: "Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой."

Да, Он свят. И рядом с Ним все святится и смерть отступает в тень страстей. Но Он отстранился. Потому что должно было случится большее. И это чувствует Марфа, продолжающая свой символ веры: "Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог." 

Что ответить на это Спасителю? Его человечество принадлежит миру людей. Но Божественный Логос действует вне человеческой логики: "Иисус говорит ей: воскреснет брат твой." И вот мы готовы с Марфой, с надеждой сквозь боль сердца соглашаться: "Знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день." Ради этой веры мы готовы ждать, готовы возражать оппонентам, отстаивать свои взгляды. Но последний день - это ПОСЛЕДНИЙ день!

Где он? Когда его ждать? И мы в нетерпении готовы с апостолом Иоанном восклицать: "Ей! гряди, Господи Иисусе!" Ведь у нас истощается терпение и гаснет надежда. Везде так все плохо, все не так как мы мечтали, как хотели, как строили планы. Пусть лучше все это прекратится. Все равно наш внутренний Лазарь уже во гробе, уже смердит...

И вот здесь аккорд: "Иисус сказал ей: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет"! 

Господи, если бы Ты после этого и не пошел воскрешать Лазаря, я бы и так пал бы к Твоим ногам! Ведь нет никого в этом мире, кто имел бы силу так сказать человеку, погруженному в крайнюю скорбь.

И у Сони Мармеладовой дрожат руки, когда она берет Евангелие читать этот отрывок Раскольникову в "Преступление и Наказание". Дрожат от ужаса обличения, от силы этих слов:

"Иисус говорит ей: воскреснет брат твой. Марфа сказала ему: знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день. Иисус сказал ей: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий живущий и верующий в Меня не умрет вовек. Веришь ли сему? Она говорит ему 
(и как бы с болью переведя дух, Соня раздельно и с силою прочла, точно сама во всеуслышание исповедовала): Так, Господи! Я верую, что ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир".

Она было остановилась, быстро подняла было на него глаза, но поскорей пересилила себя и стала читать далее. Раскольников сидел и слушал неподвижно, не оборачиваясь, облокотясь на стол и смотря в сторону. Дочли до 32-го стиха. 

"Мария же, пришедши туда, где был Иисус, и увидев Его, пала к ногам Его; и сказала Ему: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой.

Иисус, когда увидел ее плачущую и пришедших с нею иудеев плачущих, Сам восскорбел духом и возмутился. И сказал: где вы положили его? Говорят ему: Господи! поди и посмотри. Иисус прослезился. Тогда иудеи говорили: смотри, как Он любил его. А некоторые из них сказали: не мог ли Сей, отверзший очи слепому, сделать, чтоб и этот не умер?" 



Кадра из фильма "Преступление и наказание".
Россия, 2007 год

_____________________________________________


Раскольников обернулся к ней и с волнением смотрел на нее: да, так и есть! Она уже вся дрожала в действительной, настоящей лихорадке. Он ожидал этого. Она приближалась к слову о величайшем и неслыханном чуде, и чувство великого торжества охватило ее. Голос ее стал звонок, как металл; торжество и радость звучали в нем и крепили его. Строчки мешались перед ней, потому что в глазах темнело, но она знала наизусть, что читала. При последнем стихе: "не мог ли сей, отверзший очи слепому..." - она, понизив голос, горячо и страстно передала сомнение, укор и хулу неверующих, слепых иудеев, которые сейчас, через минуту, как громом пораженные, падут, зарыдают и уверуют... "И он, он - тоже ослепленный и неверующий, -- он тоже сейчас услышит, он тоже уверует, да, да! сейчас же, теперь же", - мечталось ей, и она дрожала от радостного ожидания".

Уверовать- значит раскаяться. Ведь раньше проповеди о ВЕРЕ звучала проповедь: "Покайтеся!" Только покаявшиеся достойны своей веры. Только покаявшиеся, после совершения чуда не побегут докладывать фарисеям, но будут с торжеством встречать, восклицая "Осанна!". Это торжество должно родится в душе и укрепится чистотой ВЕРЫ. Веры, очищенной покаянием. 

Последний день Великого поста. И Лазарь все еще во гробе. И все так плохо. 

Наверное стоит взять в руки Евангелие. Пусть дрожащими, как у Сони Мармеладовой, руками, но взять и открыть страницу на вечных словах не просто утешения, а словах вселения ВЕРЫ. Потому что скоро станем все мы свидетелями как выйдет мертвец из гроба повязанный по рукам и ногам, с платком на глазах. Мертвец, который был уже безнадежен и смердел, слеп и связан. Вышел!

 

Следите за обновлениями сайта в нашем Telegram-канале