Протоиерей Максим Козлов о депрессии конца зимы (ВИДЕО)

Депрессия – слово и модное, и страшное одновременно. К нему есть два крайних отношения, с которыми я внутренне не могу согласиться.

Одно – что депрессия и уныние – синонимы, поэтому православному человеку вообще лучше бы избегать таких терминов. А если уж употреблять, то с депрессией бороться как с унынием, то есть аскетическими средствами: упованием на Бога, деятельной молитвой, не менее деятельным доброделанием, забвением о себе ради ближних. Будешь так делать - у тебя депрессия пройдет! Хорошо бы! Но жизнь показывает, что бывает по-разному.

Другая крайность состоит в том, что депрессию считают чисто медицинским явлением. Что нужно делать? Идти к психотерапевту, получить антидепрессанты, пройти курс лечения и стабилизировать свое психическое состояние.

Почему и та, и другая крайности кажутся мне ложными? Одна по-монофизитски сливает в человеке две соприкасающиеся и пересекающиеся, но не тождественные области: относящееся к миру души и относящееся к миру психического.

Другая крайность разводит их настолько, что считает их по-несториански несоприкасающимися: есть душевная жизнь человека, она сама по себе, а есть психическая его функция, и она тоже совершено сама по себе.

А истина – посередине. Она состоит в том, что это области не тождественные, но пересекающиеся. И что в иных случаях нужно действовать совместным усилием внимательного (и желательно сколько-нибудь уже опытного священника) и профессионального (и желательно близкого к православию) доктора. Но это, если ситуация настолько серьезна, что мы сами из нее не можем выбраться. 

Примерно так бывает с людьми, которых одолел алкоголизм – на какой-то стадии уже нужно обращаться к доктору, усилия воли не помогут. Врач не вылечит тебя вовсе своими средствами, но он даст тебе возможность прожить какой-то кусок жизни, когда функциями организма ты не связан настолько, что уже не можешь существовать без алкоголя. А уже дело твоего усилия и подвига – этот интервал жизни употребить для того, чтобы выработать некоторую устойчивость. Которая поможет не вернуться потом в то же самое состояние и не впасть в ту же самую страсть.

То же самое и с унынием – доктор может тебе медикаментозно или психотерапевтически помочь, чтобы в твоей жизни образовался интервал просвета. Когда небо, даже если оно затянуто серыми тучами, хотя бы в сознании будет напоминать тебе, что за тучами оно голубое, и солнышко на нем есть. А от тебя будет зависеть то, как ты этот просвет употребишь. Ты создашь в душе некоторый запас прочности для того, чтобы при отмене процедур, при отказе от таблеток возник костяк, внутренний стержень: опора на молитву, упование на Бога, все то, о чем мы в начале говорили. На некое отодвигание себя ради других людей, близких и не очень близких, ближних по-евангельски. Употребишь – не впадешь опять в то же самое состояние.

Вот так, взявшись за руки, друзья, вместе со священником и с доктором давайте выкарабкиваться, если уж совсем плохо, из депрессии конца зимы. Но если дело не так страшно, то может быть иногда (тут я повторяю свое любимое присловье этой зимы) нужно просто сходить на каток! (В пост – можно!) И, разогнавшись как следует (а какой русский не любит быстрой езды?!) по льду Парка Горького, вдохнув, пусть и московский, но свежий зимний воздух и, взглянув на звезды и фонарики,  ощутить себя не кляксой, растекшейся по тетрадке, а живым человеком, жизнь которого, в общем-то не кончилась. Не правда ли?!

Следите за обновлениями сайта в нашем Telegram-канале