Готов ли Медведев к смертной казни, или Татьянин день с президентом

Это может показаться невероятным, но президент Медведев снова посетил факультет журналистики МГУ. Его первый визит в старое здание Университета три месяца назад, 20 октября прошлого года, сопровождался грандиозным скандалом.

Тогда мало кто верил в обещание гаранта конституции приехать на журфак ещё раз, чтобы специально пообщаться со студентами и ответить на все интересующие их вопросы. Намерение президента предстать перед недоброжелательно настроенной аудиторией можно было уподобить подвигу солдата, бросающегося с гранатой на вражеские танки.

Новый визит Дмитрия Анатольевича, намеченный на Татьянин день, готовили сами студенты журфака. Они создали рабочую группу и регулярно собирались, чтобы обсудить все нюансы предстоящей встречи высокого гостя. Так, например, было решено, что каждая академическая группа выберет одного делегата с правом задать вопрос президенту. Вне конкурса на встречу с главой государства пригласили семерых студентов – тех самых, которые в прошлый раз пытались показать Медведеву плакатики с неудобными вопросами и которых задержали сотрудники Федеральной службы охраны. Активисты наладили контакт с Администрацией Президента и ФСО, отстояли право самостоятельно составлять списки приглашённых студентов и не согласовывать заранее с президентской пресс-службой вопросы, предназначенные главе государства.

Все, кто пришёл 25 января на факультете журналистики, были приятно удивлены практически полным отсутствием конфликтных ситуаций между сотрудниками ФСО и студентами. Служба президентской охраны демонстрировала чудеса доброжелательности и толерантности (если такие слова вообще применимы к сотрудникам подобных организаций). Пускали даже студентов, которые забыли дома студенческие билеты, – достаточно было поручительства сотрудника учебной части. У рамок с металлоискателями собиралась толпа.

– Всем отойти на два шага назад! – скомандовал представитель ФСО с непроницаемым лицом, следивший за порядком.

Толпа студентов не шевельнулась.

– Уважаемые господа студенты, – заставил себя улыбнуться фэсэошник, и его лицо тут же приняло живые очертания, – очень вас прошу: отойдите, пожалуйста, на два шага назад!

Делегаты оживились и отступили на нужное расстояние.

Пройдя процедуру проверки, каждый получал памятку: как вести себя с сотрудниками ФСО, что делать в случае задержания и какие права имеет задержанный.

К часу дня Ломоносовская аудитория была заполнена студентами. Президент не заставил себя долго ждать. В 13.15 он вошёл в сопровождении ректора МГУ Виктора Антоновича Садовничего и декана журфака Елены Леонидовны Вартановой.

– Привет всем! – начал Медведев. – С учётом того, что мой предыдущий визит вызвал у вас разные эмоции, я посчитал правильным именно к вам прийти, и поздравить вас с Татьяниным днём, и дать возможность, естественно, задать вопросы, которые у вас есть, самые разные.

В кратком вступительном слове Дмитрий Анатольевич сказал, что его всегда очень интересовала журналистика, особенно когда стали появляться новые средства массовой информации. Если бы он сейчас принимал решение о выборе профессии, то не уверен, что выбрал бы именно юриспруденцию.

Студенты сидели в напряжении, да и сам президент в первые минуты выступления выглядел несколько скованным. Многим в аудитории казалось, что вот-вот произойдёт какая-нибудь нештатная ситуация: некорректный вопрос, дерзкая выходка. Но шло время, и напряжение спадало. Вопросы хоть и попадались жёсткие, даже порой провокационные, но нисколько не выходили за рамки журналистской этики. Кажется, не было человека, кто хоть раз не поднял бы руку, желая задать вопрос. Президент сам вёл встречу, вызывая поочерёдно студентов то с левого, то с правого ряда. Каждого вопрошавшего он просил представиться и на вежливое «Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич!» неизменно отвечал «Привет!».

Когда к микрофону встала студентка, известная своими оппозиционными настроениями, все с замиранием сердца посмотрели на неё: мол, сейчас что-то начнётся! Но из уст девушки прозвучал вполне толерантный вопрос. Когда вслед за ней выступила с таким же корректным вопросом другая оппозиционная студентка, стало ясно: неприятных сенсаций не будет. Хотя острые вопросы, конечно же, звучали. Вот один из них:

– Какая будет Ваша личная стратегия поведения во время революции в стране? Как Вы реализуете свою ответственность, свою меру ответственности? Готовы ли Вы пойти в народный суд (наверняка это, скорее всего, будет в случае революции) и готовы ли Вы там доказывать по каждому факту свои решения и свои идеалы? Понимаете ли Вы, что, скорее всего, этот суд будет обязательно необъективным, потому что все революционные суды необъективны? Понимаете ли Вы, что, скорее всего, Вас могут осудить даже на смертную казнь? Готовы ли Вы её храбро и ясно принять, как это сделал Саддам Хусейн?

– Вы задали самый смелый вопрос в своей жизни, – улыбнулся Медведев. – Я Вас с этим поздравляю. Вы долго готовились и задали его с пролетарской прямотой. Я Вам отвечу предельно откровенно. Любой человек, который избирается на должность президента, должен быть готов ко всему, – и я тоже ко всему готов. <…> Я ничего не боюсь, иначе бы я не смог работать президентом, а это тяжёлая работа, честное слово.

– Можно чёткий и конкретный месседж? – попросил уточнить собеседник. – Вы готовы к смертной казни, умереть за свои идеалы или нет?

– Если Вас интересует чёткий ответ – за свои идеалы я, конечно, готов умереть, – ответил Медведев. – Кстати, идеалы – это не только Конституция и не только набор высоких ценностей, это, простите, и такие вещи, как семья, дети и всё остальное. Это тоже ценности, за которые все мы, кстати, должны быть готовы страдать.

Время шло, встреча уже вышла за рамки оговорённых президентом полуторачасовых рамок, а вопросы не убывали. Студенты пытались привлечь внимание Медведева не только поднятыми руками. Многие показывали ему листочки с приманками: «О секретном», «Жизненно важный вопрос», «О любви». Кто-то размахивал айпадом, на экране которого был написан вопрос, кто-то – телефоном в красном футляре с заячьими ушками.

– Что там у вас написано на листочке? – поинтересовался президент у одной из участниц встречи из первых рядов. – «Очень важный и серьёзный вопрос»? Пожалуйста, задавайте.

– Я очень рада, что увидела Вас, наконец, в настоящей жизни, – воскликнула девушка с листочком.

– Как лучше? – поинтересовался президент. – Так или по телевизору?

– Вы очень симпатичный, честное слово, – улыбнулась ему собеседница.

– Спасибо, – кивнул в ответ Медведев. – Хоть что-то приятное сказали.

Ответив на заданный собеседницей «очень важный и серьёзный вопрос», президент сказал:

– Можно, я на галёрку обращу внимание? У меня такое ощущение, что люди, у которых более жёсткие вопросы, все на галёрке собрались. Давайте. А то скажут потом, что я давал слово только самым симпатичным девушкам, которые задавали приятные для президента вопросы. Вот вы, какой у вас вопрос?

– Даже не знаю теперь, Дмитрий Анатольевич, – поднялась студентка с галёрки. – Я считала себя достаточно симпатичной девушкой…

– Я вообще-то на мужчину показывал, который за вами сидит, – парировал Медведев. – Вы-то уж точно симпатичная девушка!

Встреча президента со студентами журфака продолжалась два часа двадцать минут. В конце Дмитрий Анатольевич сам стал предлагать: «У кого вопрос о Грузии? Давайте отвечу», «Кто хочет спросить про Ходорковского?».

–Уважаемые друзья, мне было безмерно интересно с вами общаться, – подвёл итоги встречи Медведев. – И даже не в силу того, что вы задавали мне откровенные вопросы, собственно, ничего сверхъестественного я не услышал: это достаточно часто задаваемые вопросы. Я хотел бы вас поблагодарить за то, как вы их задавали. И это, наверное, для журналистов самое главное. Вы задавали их уверенно, спокойно, невзирая, что называется на лица и авторитеты, и в то же время в корректной форме. Мне кажется, для нашей журналистики, да и вообще для нашей страны, это очень важно.

Дмитрий Анатольевич покинул зал под общие аплодисменты.

Итак, подведём итоги. Президент полностью развеял неприятный осадок, остававшийся от его предыдущего визита на журфак. Он пришёл к студентам, не испугавшись потенциальных острых и неприятных вопросов. Главе государства было интересно общаться со студентами: ведь встреча растянулась по его инициативе до двух часов двадцати минут. Ни одного неприятного происшествия, ни одной провокации, ни одного скандала – ни в аудитории, ни на журфаке, ни вокруг него – зафиксировано не было.

– Я приготовила столько злых вопросов Медведеву, – рассказала мне одна из участниц встречи. – Но когда увидела его в нескольких метрах от себя, он каким-то странным образом обаял меня, и я поняла, что в сто раз проще писать в твиттере «Жалкий, жалкий, жалкий», чем говорить ему грубости в лицо.

Но самый главный итог визита президента, на мой взгляд, такой: студенты доказали, что факультет журналистики – это, в первую очередь, не гламурные девушки в нижнем белье с пресловутого календаря; не сошедшие со страниц журнала «Афиша» студенты, предававшиеся разврату и глушившие виски вместо летней практики. Студенты журфака – это, в массе своей, думающие люди, готовые к открытому, откровенному диалогу с властью и способные задавать ей острые вопросы; способные, в конце концов, самостоятельно организовать встречу с президентом и добиться от административных и силовых структур полного соблюдения своих прав.

Фото из открытых интернет-источников

Следите за обновлениями сайта в нашем Telegram-канале