21 мая 1937 г. – в этот день в районе Северного полюса приземлился первый самолет, доставивший экспедицию станции «Северный полюс-1»

В результате дрейфа станции «Северный полюс-1» были получены бесценные научные результаты. Человечество впервые получило надежные экспериментальные данные о параметрах атмосферы и океана в центральных районах Арктики. Весь мир отмечал мастерство, мужество и героический труд советских полярников.

Проблемы хозяйственного освоения арктического берега нашей страны и Северного морского пути требовали надежного прогнозирования метеорологической и ледовой обстановки в Северном Ледовитом океане. В середине 1930-х годов стало ясно, что такой прогноз не может быть получен только на основании данных полярных станций, расположенных вблизи материка, т. к. течения, ветры, осадки, которые наблюдались этими станциями, во многом определяются динамикой атмосферы и океана вдали от берегов.

В науке господствовала точка зрения, что в районе полюса погода в основном определяется антициклоном и существенные течения в океане отсутствуют. Поэтому считалось, что и ледовый покров в районе полюса, если и дрейфует, то с очень малыми скоростями. Опираясь на эти соображения, О.Ю. Шмидт предложил создать в районе Северного полюса стационарную полярную станцию, которая провела бы в течение года широкий комплекс метеорологических и гидрологических исследований. Предполагалось доставить полярников и оборудование станции в район полюса и снять их с льдины после окончания исследований с помощью самолетов.

В феврале 1936 г. проект экспедиции к Северному полюсу был утвержден правительством СССР, и в течение 1936 г. была проделана огромная работа по подготовке экспедиции (изготовлены специальные приборы, палатки, одежда; переоборудованы с учетом посадки на лед самолеты; на полярных островах созданы резервные авиационные базы и т.д.). Руководителем экспедиции был назначен О.Ю. Шмидт. В марте 1937 г. экспедиция на четырех самолетах вылетела из Москвы по маршруту Москва–Нарьян-Мар–Новая Земля–остров Рудольфа–Северный полюс.

Погода не благоприятствовала продвижению экспедиции. Только 21 мая флагманский самолет экспедиции смог подняться с о. Рудольфа, рассчитывая приземлиться в районе полюса. К счастью, облака оказались довольно высокими и ледовая обстановка благоприятствовала посадке. Однако следующие самолеты задержались, и только 5 июня вся экспедиция была выгружена на лед. Самолеты покинули полюс, а на льдине осталась четверка полярников – И.Д. Папанин, Э.Т. Кренкель, П.П. Ширшов, Е.К. Федоров – и пес Веселый.

Уже первые результаты исследований, которые поступили от папанинцев, полностью противоречили бытовавшим представлениям. Оказалось, что океан в районе полюса далеко не мелкий, а имеет глубину более четырех километров. В океане, считавшимся безжизненным, были обнаружены растения и животные. Характер погоды оказался таким же, как и в прибрежной полосе – смена циклонов и антициклонов.

В глубине океана были обнаружены слои теплой воды. Это означало, что воды теплого течения Гольфстрим достигают полюса. Отсюда следовало, что должно существовать и холодное океаническое течение от полюса. Это течение очень скоро дало о себе знать. Было обнаружено, что льдина, на которой находилась станция, довольно быстро дрейфует на юг. Скорость дрейфа все время нарастала: в июле порядка тех километров в сутки, в августе – 4 км. в сутки, в ноябре – 8 км. в сутки.

К осени стало ясно, что льдина с большой скоростью дрейфует в Гренландское море. Положение становилось тревожным: льдина по мере движения на юг стала ломаться, и скорость ее дрейфа катастрофически возрастала (в январе 1938 г. уже порядка 20 км. в сутки). Встал вопрос о срочной эвакуации зимовщиков.

Для коллектива дрейфующей станции январь и февраль 1938 г. были месяцами борьбы за выживание. После каждого шторма или существенной подвижки льдов приходилось восстанавливать станцию (перебазировать лагерь; чинить или заново монтировать оборудование; рассредоточивать запасы, чтобы избежать их одновременной гибели и т.д.). Наряду с этой тяжелой работой ни на один день не прекращались научные наблюдения.

В Москве, Ленинграде и Мурманске форсировались работы по подготовке судов, которые могли бы выйти в Гренландское море, пробиться через льды и снять полярников с льдины.

К началу февраля размер льдины сократился до 30х50 метров и она оказалась у берегов Гренландии (до берега оставалось 50-60 миль). К этому времени в Гренландском море у кромки льда находились уже несколько судов, которые, к сожалению, не имели возможности пробиться к полярникам через льды. 3 февраля в Гренландское море вышел ледокольный пароход «Таймыр», 7 февраля – ледокольный пароход «Мурман» и 9 февраля – ледокол «Ермак». Эти суда были в состоянии преодолевать тяжелые льды.

Весь мир следил за ситуацией в Гренландском море, полной напряжения и драматизма. Наконец, 12 февраля папанинцы увидели свет прожектора «Таймыра». Пароходы медленно пробивались к полярникам. 19 февраля отважные полярники перешли на борт пароходов «Таймыр» и «Мурман».

Героическая эпопея завершилась. Ленинград и Москва торжественно встретили полярников. Родина удостоила их звания Героев Советского Союза.

В результате дрейфа станции «Северный полюс-1» были получены бесценные научные результаты. Человечество впервые получило надежные экспериментальные данные о параметрах атмосферы и океана в центральных районах Арктики. Весь мир отмечал мастерство, мужество и героический труд советских полярников.

О значении папанинской  экспедиции на Северный полюс академик С.В. Вавилов писал: «В истории исследования земного шара научный подвиг папанинцев должен быть поставлен наряду с путешествием Колумба. Они действительно завоевали Северный полюс и не только водрузили на нем советское знамя, но закрепили это завоевание и положили начало новой главе в науке о земле. География, геофизика, океанография, метеорология, биология получили от папанинцев новый ценнейший материал, а возможность овладения полярными областями доказана папанинцами самым блистательным образом». 

Опыт и данные, полученные папанинцами в 1937 г., легли в основу целой программы наблюдений в Арктике с помощью дрейфующих станций «Северный полюс». Эта программа действовала до 1999 г., и последней была станция «Северный полюс-31».

 

Следите за обновлениями сайта в нашем Telegram-канале